Цифровое книгоиздание. Book on Demand

Объем информации в мире растет в геометрической прогрессии. Из года в год исследователи отмечают очередной виток объема хранимых данных. Точка сингулярности – когда человек уже не сможет управлять информационными ресурсами – вот-вот будет достигнута. Научный прогресс привел к тому, что требуется некий фильтр, который бы позволял видеть только то, что действительно необходимо. Таким фильтром, по мнению международных экспертов, могут быть только печатные тексты. Ибо никто не станет тиражировать на бумаге то, что не востребовано. Так ли это?

Информация, экономика и технологические прорывы

Во втором веке нашей эры в Китае Цай Лун изобретает бумагу. Письменность уже существовала, но универсального способа передачи информации не было, да и переписывались в те времена только те рукописи, которые передавали именно знание. В Месопотамии используют глиняные таблички, в Египте пишут на ткани и тростниковых свитках, дерево и камень также служат человеку способом передачи знания. Потребовалось еще двенадцать столетий, чтобы разработать первый печатный станок (1445 год, Майнц, Германия) и еще шесть веков, чтобы возник издательский бизнес как таковой.
Многие исследователи указывают на основные вехи этого пути – изобретение подвижных литер, промышленный отлив бумаги, ротационные печатные машины, офсетное производство – но никто не приводит данных об основных причинах совершенствования и развития печатного дела. Когда в XII веке технология производства бумаги была освоена в Европе и спустя два века Гуттенберг ценой собственной жизни поставил на поток производство печатных прессов, бума в книгопечатании не последовало. Точно так же, как и не существовало самого понятия «книгоиздание». Главная причина – экономика. Стоимость книги была высока и как товар книга не была востребована массовым читателем, да и читать умели единицы. Печатный бизнес возник только в XIX веке, когда производство бумаги стало промышленным, что позволило сократить издержки на ее производство.
Во всей истории развития способов хранения и передачи информации мы увидим, что по мере удешевления и упрощения технологий возрастает спрос и, как следствие, растет объем информационных данных. Массовым читатель стал только тогда, когда возникла индустрия промышленного производства книг, то есть в конце XIX – начале XX веков. При получении новой информации в мозге человека осуществляются сложные химические реакции: задействованные группы гормонов эндорфинов и дофамин как наркотик воздействуют на мозг и заставляют все чаще прибегать к творчеству и познанию нового, особенно в момент чтения. Это объясняет стремление человечества к приумножению информации как таковой, ибо это наша природа!
Между тем рост информации есть процесс непрерывный – человек смертен, а вот информация нет. На протяжении многих тысячелетий человечество пыталось унифицировать систему передачи знаний и постепенно пришло к современным концепциям обмена данными. Экономика и тут сказала свое слово! При существующих технологиях издания книг, практически всегда требовался большой тираж, для снижение стоимости конечного экземпляра. Иными словами, чтобы получить большую прибыль необходимо выпустить как можно больше книг и, самое главное, их продать. Вот тут-то и возник некоторый конечный предел. По мере того как увеличивался объем информации в XX веке, количество читателей (потребителей) оставалось постоянным. В то же время для этого конечного количества читателей требовалось увеличивать ассортимент издаваемой литературы.

Корпорация Xerox. Book on Demand

Одним из ноу-хау в издательских технологиях стал способ печати Book on Demand – «книга по требованию». История создания современных линий изготовления бумажных книг микро-тиражами зародилась в США. Корпорация Xerox, уже достигшая расцвета к концу XX века, в Силиконовой долине с 1981 года начинает разработку концепции DocuTech. У истоков создания технологии «печать по требованию» был Рэнди Хьюб (Randy Hube), стоявший у истоков создания технологии Book on Demand. Почти десять лет более 1 500 инженеров во всемирно известном исследовательском центре Palo Alto (PARC) Xerox работали на переднем крае нескольких технологических прорывов: среди которых — ПК, графический и пользовательский интерфейс на основе значков, который станет основой для Microsoft Windows, Enthernet и мышь.
Сама мысль унифицировать издательский процесс была не нова. Персональный компьютер, принтер, устройства ризографии – предпосылки были созданы. Текст создавался уже в цифровом виде и мог мгновенно транслироваться на любые устройства, вопросы верстки и редакционной обработки на машинном уровне решались в то же время, что и разработка концепции «Печать по требованию».
Возможность выпускать книгу, минуя стандартные схемы «набор-верстка-форма-печатная машина-сборка» дала не просто прирост в скорости изготовления. Использование лазерных печатных устройств позволило преобразовать экономику печати, как таковую. Стоимость экземпляра при любых тиражах стала практически неизменной и это позволило отойти от существовавшего ранее постулата «выше тираж – ниже себестоимость книги».
2 октября 1990 года был выведен на рынок Xerox Docu Tech 135 Production Publisher. Впервые три различные технологии – сканирование с высоким разрешением, электронная подготовка текстов и лазерная печать – были объединены в одно издательское решение, обеспечивающее высокое качество по более низкой цене с беспрецедентной скоростью изготовления. Эра Book on Demand началась.
Оригинальный Docu Tech был рассчитан на 800 000 – 850 000 отпечатков в месяц. Рэнди Хьюб отметил в своих воспоминаниях: «Эта цифровая печатная машина была так хорошо построена, что ее возможности намного превышали проектные. Мы думали, что Docu Tech будет работать в одну смену пять дней в неделю, но вскоре мы обнаружили, что пользователи используют его по схеме 24/7 и объемы производства превышают расчетные».

Надежность оборудования Xerox прошлого века подтверждает и тот факт,что до сих пор оно работают! Docu Tech отличался очень продвинутым графическим интерфейсом с иконками, а также процессорами, оптимизированными для обработки изображений. Это было первое устройство, которое использовало несколько процессоров, а также технологию Raster Output Scanner, разработанную в PARC, в которой два лазера вместо одного были использованы для записи изображения на ленту фоторецептора. Обе эти технологии позволили Docu Tech достичь разрешения 600 dpi при скорости 135 отпечатков в минуту. Разработчикам Xerox удалось встроить сеть Ethernet внутри системы, чтобы увязать все технологии на программном уровне. Революция в области печати документов (брошюр) в мире началась именно в 1990 году и продолжается до сих пор.
Производство линии Docu Tech было прекращено лишь в 2013 году в связи со сменой модельного ряда и значительными усовершенствованиями в технологическом плане. Надо отдать должное Xerox – идеология печати книг по требованию была сформирована весьма обстоятельно.
Самым парадоксальным открытием после внедрения технологии Book on Demand явилось то, что объем создаваемой литературы в мире не дал мощного прироста – производство в отпечатках росло и увеличивается ежегодно на 12% при стабильном репертуаре и привело к падению тиражей в офсетном производстве. Иными словами цифровая печать вытеснила «офсет»!

Объем печатных изданий цифровым способом

Возможности «цифры» – так в просторечии именуют цифровую печать профессионалы-полиграфисты – как нельзя более близки к сути интернет-контента. И в том, и в другом случае мы имеем дело с файлами, которые достаточно быстро конвертируются в приемлемый для печати формат.
Сегодня издательский бизнес вынужден адаптироваться к реалиям информационной среды. Снижается покупательский спрос, так как файл книги можно скачать в интернете, товарные запасы необходимо сокращать из-за роста издержек по их хранению, риски при выпуске новых книг должны быть сведены к нулю. Все это свидетельствует о том, что средние тиражи изданий падают.
Статистические данные Российской книжной палаты подтверждают этот факт: в 2015 году российскими издательствами было выпущено 112647 «названий книг и брошюр». В сравнении с 2014 годом число выпущенных изданий увеличилось на 0,5%. При этом совокупный тираж отпечатанных изданий составил 459,4 млн экз. и за год снизился на 5,4%, в 2016 году российские издательства выпустили 117 076 названий книг и брошюр совокупным тиражом 446,3 млн экз.
Тренд роста совокупного тиража наметился в 2017 году: выпущено свыше 117 тысяч названий книг и брошюр общим тиражом более 471 млн. экз. – по мнению экспертов РКП это обусловлено широким внедрением цифровых печатных систем по технологии Book on Demand. Но уже в первом полугодии 2018 года было выпущено 58 159 названий книг и брошюр совокупным тиражом 217,2 млн экз. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года число выпущенных названий сократилось на 3,1%, а совокупный тираж упал почти на 15%. Сегодня прогнозируется незначительный рост ассортимента литературы при стабильных показателях тиражности.

Новые издательские сервисы

Куда же движется издательский бизнес и какие современные технологии использует?
Характерным примером наиболее удачного стартапа в России является московская компания «t8 Издательские Технологии», которая смогла интегрировать издательские сервисы в технологические возможности цифровой печати. Начав в 2011 году, как производственная структура, реализующая концепцию Book on Demand, в 2014 году цифровая типография «t8» инсталлирует струйную рулонную цифровую печатную машину Impika iPrint Compact 24–24, производства корпорации Xerox. Для выпуска книг в твердом переплете устанавливается промышленное отделочное оборудование и по сути автоматизированная линия начинает выпускать потоки изданий с различной тиражностью по ценам почти в два раза ниже, чем у прямых конкурентов. Низкая стоимость владения оборудования и грамотно выстроенная стратегия продаж позволили издательскому холдингу «t8» приобрести два года назад вторую линию цифровой струйной печати Xerox. Сейчас в типографии работает три единицы оборудования производства американской корпорации!
Характерна идеология, которая была положена в основу издательского холдинга. Как рассказывает член совета директоров «t8» Борис Макаренков: «Мы отошли от понятия «тираж» и стали мыслить категорией «спрос в единицу времени». Начали применять логистическую модель печати книг и установили высокоскоростные печатные машины. Это дает сокращение издательских затрат на 20%, высвобождение 43% оборотного капитала издательства и увеличивает продажи на 12%».
Смена парадигмы в цифровом издательском бизнесе позволяет оптимизировать издательские риски, убрать складские издержки и интегрироваться в систему книжной дистрибуции. Так называемые «микро-тиражи» книг – печать по одной и той же цене тиражей от 30 штук – предоставили возможность производить дискретные заказы для библиотек и других заказчиков, реализовывать тестовые продажи книг новых авторов, осуществлять по мере востребованности допечатку после выпуска основных тиражей.

Отложенный спрос?

Основной вопрос для коммерческого издателя – продажа книг. Если посмотреть примерный оборот всей книготорговли в России и США, то мы увидим диспропорцию, которая будет способствовать несомненному росту в будущем. Экономисты применяют термин «отложенный спрос» при определении таких явлений. Три года назад в США продавалось книг на 27 млрд. долларов, в России – 1 млрд, доля интернета, как канала сбыта составляла 44% и 15% соответственно. Произведя расчет, исходя из общего количества жителей двух стран можно увидеть, что в США один среднестатистический житель покупает в год книг на 85.7 долларов, а в России всего лишь на 7.1 доллара.
Ситуация, когда издержки книготорговый сетей, перекладываются на потребителей хорошо знакома и выход для реализации малотиражной литературы только в одном – сбыте через сетевые интернет-структуры. В то же время складские издержки не позволяют снизить цену готовой книги и потому только технология Book on Demand является уникальной платформой в недалеком будущем для развития издательского бизнеса. Прайс-лист издательства выставляется на витрину интернет-магазина, при заказе книги глобальный издательский сервис осуществляет ее изготовление и доставку покупателю. Схема простая, но пока еще не получившая в России широкого внедрения.
Несмотря на то, что классические книжные библиотеки трансформируются сегодня в электронные библиотечные системы (ЭБС) рост объемов выпуска научной, образовательной и справочной литературы остается в тренде. Если в 2013 году литературы этой категории было выпущено 50 854 наименования, то в 2017 – уже 84 762 наименования (без учета детской и художественной книги)! Это 71% от общего объема выпуска печатной книги в стране или рост по сравнению с 2013 годом почти на 60%.
Немалый вклад в увеличение интеллектуального базиса университетов России вносят издающие подразделения вузов. За пятнадцатилетний период с 2003 года была практически полностью модернизирована полиграфическая база системы высшей школы: более 100 университетов инсталлировали цифровое печатное оборудование для реализации технологии Book on Demand различного класса, в основном производства корпорации Xerox. Сегодня уже срок выпуска монографии, учебного пособия или методического указания составляет часы в отличии от требовавшихся ранее недель.
Для университетского книгоиздания технология цифровой печати актуальна как никогда – печать строго определенного количества экземпляров в строго заданные периоды времени помогает обеспечивать учебный и научный процессы вуза. Основным драйвером выступает сама технология Book on Demand – предложение породило спрос. Достаточно убедительным выглядит пример бывшего издательства Санкт-Петербургского политехнического университета: после полномасштабного внедрения цифровых печатных систем в 2008 году объем производства в рублях вырос в 3 раза и наблюдался устойчивый прирост на 8-12% ежегодно до 2014 года.
Эпоха создания массовых медиа-технологий требует изменения парадигмы в издательском бизнесе. Человек, досуг которого ранее ограничивался телевизором и книгой, оказался вовлеченным в среду Интернет с глобальными социальными сетями. Это произошло не вчера – мир двигался к этому большими шагами на протяжении последних десятилетий. Пейджер, сотовый телефон и, наконец iPhone со всеми вытекающими устойчиво заняли свободное время своих пользователей.
Однако, как уже говорилось в начале статьи «знание порождает новое знание в геометрической прогрессии». Следовательно, издательские объемы растут, особенно в среде научной и образовательной литературы. И, когда мы вспоминаем День рождения цифровой печати – 22 октября 1938 года – мы вспоминаем не только заслугу Честера Карлсона, который изобрел электрографический перенос изображения, но и корпорацию Xerox, которая выросла из детища Карлсона. Оборудование DocuTech, сконструированное талантливыми американскими учеными и получившее признание во всем мире открыло новую эру в книгоиздании, эру, которая уже сегодня позволяет реализовывать web-2-print технологии, но это уже тема другой статьи.

© Иванов Александр Васильевич


Читать далее

История бренда. Основатель Ricoh

Объем промышленной цифровой печати в мире уже составляет 16% от общего объема производства полиграфической продукции в денежном эквиваленте и неуклонно растет. С момента старта продаж модели 914, произведенной компанией «Галоид» в 1960 году, минули десятилетия. Сначала мы знали только Xerox, теперь мы иногда теряемся в обилии брендов производителей печатного оборудования. Разобраться, кто лучше и что выгоднее, нам помогают не только собственные ошибки, но и изучение истории того или иного бренда.

 

Как все начиналось

Вторую половину XX и начало XXI веков мы запомним как мощный технологический прорыв, который подарил миру новые средства связи, персональный компьютер, Интернет и абсолютно иную цифровую реальность. Среди людей, изменившись жизнь человечества, навсегда останутся те, чья жизнь была посвящена не столько бизнесу, сколько реализации наукоемких идей. Джозеф Ликлайдер, Билл Гейтс, Стив Джобс, Стив Возняк, Марк Цукерберг – наряду с хорошо известными каждому школьнику именами есть и другие, которые благодаря упорству и таланту обеспечили новую эру в печатных технологиях.

Когда Честер Карлсон (1906–1968) 22 октября 1938 года получил первый ксерографический отпечаток в Рочестере (США), он и не подозревал, что своим изобретением навсегда изменит полиграфический мир. Двумя годами раньше, 6 февраля 1936 года, по другую сторону Тихого океана Киёси Ичимура (1900–1968) регистрирует компанию по производству фотобумаги. В штате было всего 33 сотрудника, которые ранее работали в Институте физических и химических исследований Rikagaku Kogyo (Япония). Количество разработок института (основан в1927 году) было настолько многообразным, что один из департаментов, занимавшихся фоточувствительными бумагами, был выделен в самостоятельное предприятие. Казалось бы, что тут общего? 
ИчимураСоздавая компанию Riken Kankoshi Co., Ltd Киёси Ичимура и не подозревал, что двигается параллельным с Честером Карлсоном курсом. Разница была в том, что американский изобретатель изначально создавал копировальное устройство, а японский менеджер начинал с производства материалов для тиражирования и уже через два года стал осваивать выпуск разнообразной оптики под названием Riken. Если Карлсон ставил перед собой цель – выпустить аппарат для копирования текстовой информации и решал инженерную задачу реализации электрографического способа переноса изображения, то Ичимура интересовался оптимизацией метода передачи любого изображения вообще. Обобщая ноу-хау в области печатных технологий он, даже и не подозревая об этом, создавал инновационное производство печатного оборудования Ricoh, основанное на трех постулатах – надежность, доступность и экологичность.

Ичимура вовремя уловил основные тенденции развития рынка оптических устройств и фото-технологий. Под его руководством за три десятилетия некогда небольшая компания по разработке и производству светочувствительных бумаг превратилась в мощнейший концерн, известный сегодня под брендом RICOH. Начав с производства зеркальных фотокамер, Ичимура одновременно занимается созданием копировальных устройств, тем самым закладывая на десятилетия вперед фундамент для будущей корпорации.

Карлсон и Ичимура родились в бедных семьях, начинали, как принято сейчас говорить, «с нуля», переживали тяжелейшие времена и работали, работали, работали. Изучая биографии «отцов» цифровой печати, поражаешься идентичности их жизненного пути – полное отсутствие связей, с трудом полученное образование, воля к победе, талант, упорство и административные способности. Они жили в одно время, умерли в один и тот же год, но оставили после себя два общемировых бренда – Xerox и Ricoh.

Примечательно, что в 1955 году, за пять лет до появления легендарной модели Xerox 914, в Японии был уже выпущен первый копир Ricoh Ricopy 101, работавший на светочувствительной бумаге. Это было началом большого пути на рынке цифровой печатной техники. По времени все это совпадает с брендированием Xerox– смена официального наименования компании Haloid началась в 1958 году и завершилась в 1961 (Xerox Corporation). Современное наименование Ricoh Company, Ltd японская компания регистрирует в 1963 году. Сама же торговая марка Ricoh официально появилась в Европе и Северной Америке в 1981 году.

О Честере Карлсоне написаны книги, сведения о Киеси Ичимура пока еще обрывочны и не систематизированы. Для российского читателя трудно адаптировать японские тексты, но востребованность такой информации очевидна. Ниже изложена краткая версия его биографии.

 

Детство «с удочкой»

4 апреля 1900 года в фермерской семье на одном из самых южных островов Кюсю (Япония) родился Киеси Ичимура. Отец основателя Ricoh– потомок древних самураев – был гордым человеком и часто менял работу. Семья бедствовала… Когда Ичимура был во втором классе, его дедушка купил ему молодую корову, чтобы хоть как-то оплачивать образование внука. По сути дал «удочку, чтобы ловить рыбу»! Киеси усвоил первый урок бизнеса: ухаживал за коровой так, чтобы та производила как можно больше телят, которых он с успехом продавал и оплачивал на вырученные деньги школьные сборы за обучение. При этом он очень мало оставлял себе на карманные расходы и тратил все время на заготовку сена для своей кормилицы. В итоге корову изъяли власти за неуплату налогов. Дедушка скажет Киеси: «Если это закон, то мы должны с этим смириться» и в десятилетнем ребенке навсегда останется дух неподчинения иррациональности мира.

Ичимура хорошо учился и был лидером в классе. Правда, лидерство это было основано на детском бунте и желании показать себя. В нашей стране сказали бы, что он был хулиганом, историки описывают это как озорство и шалости. Однажды, возмущенный поведением ученика учитель погнался за Киесе, эта гонка продолжалась до реки, пока «озорник» не обрушил жидкий деревянный мостик и его преследователь не оказался в воде. Изобретательность была свойственна Ичимура. Несмотря на свое скромное происхождение еще в детские годы он показывал интеллект, страсть и дух предпринимательства.

Все-таки финансовое положение всей семьи давало себя знать: Киеси бросил среднюю школу и начал продавать овощи, чтобы содержать себя и общее домохозяйство. Это был тяжелый период для юноши и он очень переживал, что не может учиться дальше. Узнав, что местный банк ищет сотрудника-стажера Ичимура устраивается туда и отдает все свои силы канцелярской работе. Понимая, что без образования путь в будущее закрыт Киеси, хорошо зарекомендовавший себя в банке, подает заявку на перевод в Токио для продолжения учебы.

 

Трудовые университеты

 В 1919 году Ичимура переезжает в Токио и начинает работу в главном офисе банка Saga Kyoei. Параллельно он поступает в вечернюю школу университета Чуо на специальность «юриспруденция». Бывали дни, когда он, кроме воды, ничего не ел – такому упорству можно только позавидовать, но Киеси твердо сказал себе: «Не надо полагаться на кого-либо, верить надо в свои силы!».

На втором курсе будущий основатель Ricoh стал посещать лекции по политическим наукам. Поскольку он был беден, то новые знания о капитализме, расширяющим пропасть между бедными и богатыми, привели его к коммунистическим взглядам. Юношеский максимализм не оставлял выбора и Ичимура достаточно долго переживал из-за своих убеждений и опасался репрессий, так как в тот период начались гонения на коммунистов в Японии. Позже судьба сделает поворот и он станет богатым человеком, но это не помешает ему сделать много добрых дел для простых людей.

Здоровье из-за чрезмерного напряжения и отсутствия нормального питания было подорвано. Туберкулез, которым он заболел, был серьезным испытанием. Смерть ходила где-то рядом, но Киеси удалось победить болезнь. Осознание, что жизнь иллюзорна и смысл ее только в том, что человек оставит после себя, пришло к Ичимуре в тяжких испытаниях. Это стало мощным мотиватором во всей его будущей карьере.

В 1922 году, после окончания университета, Ичимуру переводят в Дейто-банк в Пекин и позже в Шанхай. В Китае он женится и наконец-то может перевести дух – закончилась нищета. Скромность в личной жизни свойственна японской нации и поэтому до нас не дошли подробности семейного быта Киеси. Достоверно известно лишь то, что жена много раз помогала супругу в делах, не давая падать духом и создавая уют в доме. Несколько лет спокойной семейной жизни в Китае позволили Ичимура почувствовать, что труд был не напрасен.

Ничто не предвещало несчастья, но случилась Великая депрессия и банк закрыли. Ичимуру обвиняют в растрате и сажают в тюрьму. Пять месяцев он проводит в заключении, прежде чем его оправдают. Мы можем только догадываться, что чувствовал молодой предприниматель в то время, оказавшись на дне общества по ложному обвинению. Помогла веря в себя и, освободившись из заключения, Киеси возвращается в Японию.

Устроившись на работу в страховую компанию на родном острове Кюсю, Ичимура, в течении двух месяцев пытается продать хоть одну страховку. Никто не хочет ничего покупать и он думает уже все бросить, но жена настаивает на том, чтобы он работал дальше. Спустя некоторое время продажи пошли… Для Киеси это был реальный тренинг продавца – экономическая депрессия ослабила страну, но он не сдается и к 1929 году становится главным продавцом в компании. Ичимура много думает о том, чтобы организовать собственное дело. Общаясь с различными компаниями он страхует производство светочувствительных бумаг. Таким образом ему удалось приобрести права на компанию Yoshimura Co. Ltd., и он становится генеральном агентом по продаже фотобумаги, произведенной Rikagaku Kogyo.

Открыв свой первый магазин в городе Фукуока Ичимура со свойственным японцам трудолюбием погрузился в работу. Это был его первый официальный бизнес и пути назад не было. Киеси, чтобы сэкономить на персонале, лично выполнял обязанности продавца, упаковщика и курьера. Жена помогает ему и результат не заставил себя ждать. Через полгода бизнес расширился: Ичимура открывает второй магазин и получает агентские права для торговли в Корее и Манчжурии.

Настойчивость в достижении поставленных целей отличала молодого человека. Сочетая работу с обучением он успевает на практике понять внутренние механизмы бизнеса. Работа в банке позволяет увидеть финансовую систему устройства мира и медленно, шаг за шагом, Киеси Ичимура «создает себя».

 

Riken. Начало большого пути

 В 1917 году был основан Японский институт физико-химических исследований Riken, который до сих пор занимается новаторскими исследованиями. Группа Riken – это был и есть своего рода государственный бизнес-инкубатор, разработки которого нужно было внедрять в различных отраслях промышленности. Для этих целей создавались инновационные коммерческие предприятия и Rikagaku Kogyo был одним из них. Следует заметить, что в тот период фото-бумага являлась революционным изобретением в мире и бум в промышленной фотографии только начинался.

Исследовательская группа Riken была заинтересована в активных управленцах, которые могли бы продвигать научные разработки. Руководство постоянно анализировало деятельность своих дочерних компаний и их представителей. В 1933 году, по приглашению доктора Масатоси Оокоти, директора Riken, Ичимура начинает работу в должности руководителя отдела по производству светочувствительной бумаги в институте. Как это часто бывает, появление в стенах академического института простого владельца магазина, было встречено враждебно. Все инициативы Ичимура встречают сопротивление со стороны коллег, имеющих научные степени и звания. Конфликт имиджевых и научных интересов был решен весьма своеобразно – в начале 1936 года была основана еще одна дочерняя компания — Riken Kankoshi, — а Ичимура стал ее генеральным директором.

рико-1936Именно с этой даты – 6 февраля 1936 года— начинается эра компании Ricoh. Понимая, что продажа фоточувствительных бумаг ограничена рынком и, по сути, может лишь обеспечить достойное существование на определенный период времени, Киеси Ичимура расширяет спектр деятельности и в 1937 году начинает производить фотоаппараты. Успех в новом производстве и хорошая динамика продаж способствуют принятию решения о переименовании. В 1938 году Riken Kankoshi становится Riken Optical Co., Ltd.

 

Послевоенные годы…

Вторая мировая война, в которой Германия и Япония потерпели поражение, ввергает экономику двух стран в разруху. Стресс, который испытали все граждане стран как победителей, так и побежденных, заставляет искать новые пути выхода из кризиса. Не отягощенные теперь военными бюджетами экономики Германии и Японии направляют свой вектор развития на промышленность и наукоемкие производства.

Киеси Ичимура, понимая, что рынок высокотехнологичных производств на время закрыт, открывает в 1946 году магазин San-Ai (Три любви) по продаже бакалейных товаров. Именно в то время основателем корпорации Ricoh были сформулированы основополагающие принципы, которые до сих пор являются идеологией компании: «Люби ближнего своего», «Люби свою работу» и «Люби свою страну». В переводе на русский это означает три основных постулата – Семья, Клиент, Общество.

Тщательно продумав концепцию столь не однозначного предприятия Киеси нашел наиболее «проходное» место в районе Гинза (Токио) и стал продавать товары по низким ценам. Именно эта концепция – скорость товарооборота важнее маржинальности – ляжет в основу политики Ricoh.

Принципы философии, которые станут идеологией будущего концерна, были разработаны Ичимурой в послевоенные годы. Человеческий капитал значил для Киеси больше, чем цифры продаж и прямые инвестиции. Достаточно быстро он понял, что эмоционально мотивированный сотрудник трудится эффективнее, чем тот, кто работает за материальное вознаграждение. Восстанавливая Храм Мейдзи (Токио) в 1947 году Ичимура отбросил на второй план вопрос прибыли и переоборудовал Мемориальный Зал Конституции в Мемориальный Зал Мейдзи для проведения свадебных церемоний. Столь нестандартное решение увеличило посещаемость храмового комплекса и сделало его популярным вплоть до наших дней.

Опыт с Храмом Мейдзи и магазином в Гинза определили философию управления, которой Ичимура придерживался в дальнейшем. Прибыль не там, где высокая цена, прибыль там, где есть разумные цены и поток клиентов, — именно так была сформулирована концепция группы компаний, которые создал и которыми управлял основатель Ricoh.

Диверсификация бизнеса была не случайна. Для того, чтобы развивать перспективные наукоемкие направления нужны средства и Киеси Ичимура ведет дела по принципу сообщающихся сосудов, инвестируя в технологии, которые позже наполнят общий баланс концерна. По его мнению, компании с узкой специализацией способны выигрывать конкурентные войны, но в долгосрочной перспективе не всегда стабильны. В 1952 году Ичимура создает San Oil Co. Ltd., занимающуюся поставками авиатоплива. Войти на этот рынок помогла разработка сотрудниками компании оригинальной системы топливозаправочных гидрантов, что позволило получить разрешение на заправку самолетов в аэропорту Ханэда. При этом он сильно потеснил конкурентов из США, которые были на привилегированном  положении в Японии.

 

Мировые рынки. Ricoh

РикофлексУпавшие после войны до 10% объемы производства компании Riken Kankoshi удалось вернуть на прежний уровень в 1949 году. Компания становится лидером рынка в сфере производства фотоаппаратов и фото-бумаг. В 1950 году, благодаря усилиям инженеров компании, выпускается классический зеркальный фотоаппарат Ricohflex III, который завоевал широкую популярность среди местных фотографов.

Деловая активность в 50-е годы во всем мире была высока. Человечество, осознав разрушительные последствия глобальных военных конфликтов, перешло к конкуренции в технологиях. Научным исследованиям уделяется огромное внимание и выделяются мощные бюджеты. Создание атомной бомбы показало миру, что победителей в следующей войне просто может не быть! Военные действия, если можно так выразится, перешли в иную плоскость – противостояние интеллектов наций. Наступил период научно-технического прогресса.

copy_01Следуя принципу освоения новых территорий для бизнеса Ичимура, начиная с 1955 года регулярно посещает Европу и США. Честер Карлсон уже запатентовал свои разработки в области электрографии и компания Haloid выпустила прообраз будущего ксерокса. Это не ускользает от внимания японского топ-менеджера и он решает сосредоточится на разработке офисных печатных устройств.  Создается первый в мире листовой копир Ricopy 101 – устройство, работающее на светочувствительной бумаге. Объем производства копиров растет, инвестиции в научные исследования увеличиваются… Популярность данной модели в Японии превзошла все ожидания: компактность и безотказность техники оценили пользователи и почти в каждом офисе можно было увидеть Ricopy 101. В Азии выражение «рикопировать» появляется намного раньше «ксерокопии» в странах Америки и Европы.

Киеси Ичимура обладал несомненным талантом организатора. Его называли генератором идей, но этого мало для успеха. Японцев вообще отличает приверженность своей работе. Активность и трудолюбие – спутники удачи. Страна, практически не имевшая полезных ископаемых, после Второй мировой войны становится одним из главных научно-промышленных центров мира. И это не случайно! Островное государство направляет все свои усилия на развитие в той сфере, которую позже назовут инновационной.

Ярким иллюстративным примером этому служит бизнес семьи Сакити Тоёда, который в 1894 году сделал свой первый деревянный прядильный станок, в 1926 году возник завод по производству автоматических ткацких станков, а в 1930 году был основан первый автомобильный завод Тойота. Сакити Тоёда и его сын заложили в «гены» компании принципы «точно вовремя» и «бездефектности». Несомненно, что Киеси Ичимура очень хорошо знал и умел применять на практике постулаты Тойота. Фундаментальная основа Дао Тойота (дао – путь) – в уникальном подходе к персоналу, заключающемся в воспитании, обучении и развитии. Именно персонал – квалифицированный, трудолюбивый, ответственный – ключ к успеху любой компании.

Любой полиграфист знает, что принцип безотказности оборудования является доминирующим в бизнесе. Киеси Ичимура как-то произнес фразу, которая стала ключевой в производстве печатной техники Ricoh: «Мы лучше заранее спрогнозируем сколько копий выпустит наш копир, чем будем регулярно заниматься ремонтом. Мы несем ответственность за качество нашей техники!». Действительно, будущее показало, что в отличии от Xerox с мощной сервисной поддержкой в Ricoh выпускают оборудование, которое не выходит внезапно из строя.

Если Честер Карлсон открыл и реализовал электрографический способ переноса изображения на бумагу, то Киеси Ичимура создал концерн, который не просто воспользовался электрографией, а благодаря таланту японских инженеров и их трудолюбию довел данный способ до совершенства. Именно в Ricoh первыми поняли, что мало выпускать промышленное цифровое печатное оборудования, но и следуя политике компании нужно, чтобы данная техника продавалась по доступным ценам и могла тиражировать изображения со значительно улучшенным качеством и дополнительными опциями.

CZPnSFsUgAAiSw9В 1963 году компания Riken официально изменяет название на Ricoh. По сути слово из наименования линейки наиболее успешных продуктов становится официальным брендом концерна. С этого времени начинается современный этап развития компании. То же самое, как было сказано выше, произошло в этот период и в США – название производимого оборудования (копир XeroxModelA) становится его брендом.

 

Успешные дела

Будучи уже на вершине иерархической лестницы Ичимура реализует многие проекты, которые живут и по сей день.

В 1958 году в западной части Гинзы открывается торговый центр NishiGinza. В одном здании были представлены различные магазины и это было для Японии тех времен революционным начинанием, поскольку в стране торговля осуществлялась  в розницу географически в разных местах. Прообраз современных гипермаркетов Nishi-Ginza функционирует до наших дней и является достопримечательностью Токио.

По просьбе министра внешней торговли в начале 60-х годов прошлого века Ичимура берет на себя обязательства провести реструктуризацию обанкротившей компании Takano Precision Industry Co., Ltd в Нагойя. Проведя ряд собраний с сотрудниками и уверив персонал, что никто не лишится работы, Ичимура меняет название компании, занимается реорганизацией руководящего состава и решает вопросы качества продукции. Так в мире появился новый бренд Ricoh Watch! Всего через полгода часовая продукция становится мега-популярной на местном рынке. Позже появляется новый продукт Ricoh Dynamic Wide, который уже выводится на торговые площадки мира. В 1986 году компания была переименована в Ricoh Elemex и долгое время удерживала лидирующие позиции в производстве механических и кварцевых часов.

Первая лизинговая компания в Японии – Japan Lease International– также появилась благодаря инициативе и предприимчивости Киеси Ичимура. Уловив тенденции в мировой бизнес среде он фактически внедряет систему, которая позволяет повысить деловую активность. «Чтобы пользоваться – не обязательно покупать» и «Устройства не вечны» — два основополагающих лозунга компании открывают новые возможности для предприимчивых людей.

Будучи верным своим новаторским принципам Киеси Ичимура  реализует проект строительства высокоэтажной башни Dream Center на главном перекрестке токийского торгового центра Гинза. В 1963 году в полночь состоялось открытие здания, которое вызвало большой интерес публики. Для того времени башня была уникальным проектом и многие компании стремились арендовать помещения в нем. На вершине здания расположена вывеска Ricohработающая от возобновляемого источника энергии, что соответствует основным экологическим  принципам компании.

Ичимура многое сделал для общей культуры человечества. Сад в Майми, носящий его имя, гимназия в родном городе Сага, Фонд развития новых технологий – перечень можно продолжать, но основным моментом всей его деятельности все-таки был тот посыл, который он получил в молодости, борясь с туберкулезом: «Жизнь скоротечна и Человек должен оставлять после себя что-то миру».

В науке важно, кто первый сделал то или иное открытие! За право быть первопроходцем сражаются ученые и мир до сих пор спорит по целому ряду изобретений – радио, телевизор, печатная машина… В целом это правильно. Однако, мы редко задумываемся о тех, кто совершенствует любое ноу-хау и доводит его до промышленных масштабов. Заслуга этих людей неоценима! Мир полон идей и ничто не мешает реализовывать любую из них. Киеси Ичимура смог создать «генотип» целой корпорации, которая в XXI веке стала устойчивым брендом и вписать свое имя в историю.

 

© Иванов Александр Васильевич, 2018

Все права защищены. Ссылка на авторство обязательна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Читать далее

Стандарты продаж в полиграфии

Актуальные тренды в развитии коммерческой печати интересуют всех. Однако, мало кто исследует работу собственных отделов продаж. Андрей Гуревич (компания «Основное решение») обратился на наш сайт с интересным материалом своих наблюдений. На наш взгляд профессиональные стандарты надо обсуждать и надо внедрять! Об этом ниже:

гуревичНа прошлой неделе, 3 июля, я отправил в семь типографий письменные запросы на расчет, чтобы очередной раз убедиться в том, что продажи в полиграфии – непаханое поле.

На сей раз, были выбраны типографии, которые, на мой взгляд, тратят денег больше других на продвижение услуг по печати каталогов.

Сразу отмечу, что если Ваш бизнес не связан с печатью этого вида продукции, а имеет другое полиграфическое направление, то я всё равно рекомендую Вам ознакомиться с этим письмом. Проблема и её решение, которые приведены в нём, характерны для большинства типографий, принимающих входящие обращения от новых заказчиков.

Итак, я подготовил запрос и отправил его по ранее составленному списку. Вот его содержание…

Добрый день.
Нам нужно напечатать 350 брошюр на скрепу А4 — формата (вертикальные);
С обложкой 32 полосы, внутри 130 г, обложка 200 г.;
Бумага глянцевая, печать цветная.
Подскажите, пожалуйста, по стоимости и срокам…

Согласитесь, ничего особенного. Обычный тираж, без каких-либо сложностей. На каком оборудовании он будет напечатан – на офсетном или цифровом – не имеет значения.

В письме я также указал свой номер телефона для связи, тем самым предоставив свободу действий менеджерам типографий.

Вот, что я получил обратно. Привожу всего четыре ответа, так как остальные похожи на эти как две капли воды.

Ответ первой типографии

Добрый день, стоимость составит 42225, срок 2 дня

С уважением…

Ответ второй типографии

Добрый  день!

Передаю стоимость, буду благодарна за комментарии.

350 брошюр на скрепу А4 — формата (вертикальные);
С обложкой 32 полосы, внутри 130 г, обложка 200 г.;
Бумага глянцевая, печать цветная.

350  шт. — 51 000 руб.

Сроки изготовления 3-4  дня   с момента  запуска тиража.

Спасибо!

С уважением…

Ответ третьей типографии

Добрый день!

брошюра  А4 — формата (вертикальные).
блок 28 полос, обл 4полосы, бумага  внутри 130 г,
обложка 200 г.
Бумага глянцевая, печать 4+4,
крепление — скоба,
тираж 350 шт — 44000 руб

С уважением…

Ответ четвертой типографии

Добрый день.

Брошюра А4, блок 28 полос , 130 г, обложка 4 полосы 200 г, печать 4+4, скрепка , 350 шт.

цена 49520 руб , срок 4-5 дней после оплаты и утверждения макета .

С уважением…

Как и предполагалось, ответы типографий в основном включали копирование моего запроса с указанием расчетной цены и сроков производства.

Теперь вопрос…

Какую типографию из списка Вы выберете в первую очередь и почему?

Подумайте минуту…

Скорее всего, ту, которая предложила самую низкую цену и короткие сроки. То есть первую. И Ваш выбор будет очевиден, так как другой информации, способной повлиять на Ваше решение, попросту нет.

А как, по Вашему мнению, это отразится на конверсии остальных типографий, возможно делающих именно такие каталоги, какие требуются? Наверное, она будет не высокой — пришёл запрос от нового клиента, работа по расчету сделана, а заказ не состоялся. Если клиент пришёл по рекламе, то смело можно сказать, что деньги на его привлечение были выброшены на ветер.

Конечно, все эти типографии можно сесть и обзвонить, но уверяю Вас, что картина от этого сильно не изменится. Подробно об этом Вы можете узнать из нашего недавнего исследования…

Так что же нужно было сделать менеджерам типографий, чтобы повысить свой шанс на успех и побороться за «теплого» заказчика, раз уж тот попался в их сети?

Очевидно, что необходимо было выполнить две вещи, обеспечивающие максимальную вероятность продажи, соблюсти нужную последовательность шагов в коммуникациях с заказчиком и качественно реализовать эту самую коммуникацию.

В первом случае это выглядит так:

  1. Как только запрос от заказчика был получен, необходимо в самые сжатые сроки отправить информационное письмо о его получении. В большинстве случаев это делается автоматически, благодаря настройкам CRM или почтового клиента.

Шаблон такого письма должен содержать:
— благодарность за обращение в типографию;
— информирование, что запрос принят в обработку;
— любую информацию, которая может повлиять на первичное впечатление заказчика и поднять рейтинг типографии в его глазах (это могут быть фотографии и тексты, показывающие технологические возможности предприятия, благодарности, грамоты, и др.);
— акции и реклама, говорящие об активной позиции типографии на рынке и др.

  1. Далее необходимо осуществить уточняющий звонок заказчику, задать технические и организационные вопросы (по срокам, о готовности макета, доставке и др.), провести разведку (печатались ли ранее, какие цели ставят и др.). Здесь действует принцип– заказчик ничего не скажет, пока его об этом не спросишь. Поэтому нужно задавать вопросы.
  2. Далее, отправить заказчику непосредственно ответ на запрос с уведомлением о прочтении. Более подробно об этом чуть позже.
  3. Перезвонить заказчику в течение 24 часов после отправки ответа (с целью выяснить, как и когда будет приниматься решение, с кем сравнивают, а также для обработки возражений, закрытия на продажу, встречу или последующий контакт).

Отмечу, что получить телефон у заказчика, если он его не указал сразу в своем запросе, не составляет труда. Достаточно лишь его об этом спросить в письме, сославшись на необходимые уточнения в технических параметрах или внесения своих идей и предложений по тиражу.

Если менеджеры не делают обратных звонков заказчику ввиду упрощенного цикла продаж, то необходимо спустя 24– 72 часа после отправки коммерческого предложения выслать письмо следующего содержания (делается вручную или средствами автоматизации CRM).

Пример:
Иван, добрый день.
В четверг Вы делали запрос в нашу типографию на изготовление каталогов. Хотел бы узнать, что решили и могу ли я вам чем-то помочь?
Буду очень благодарен за обратное письмо.
С уважением…

Далее действовать по технологии в зависимости от ответов заказчика, но об этом в следующий раз. Главное здесь помнить, что количество контактов напрямую влияет на вероятность продажи, при условии, что эти контакты направлены на создание ценности и доверия к типографии (в совокупности– менеджер, предприятие, качество оказываемых услуг) в глазах заказчика.

Что касается основного ответа на запрос заказчика, то помимо цены и сроков, он должен содержать дополнительную информацию, отвечающую на вопрос – почему все-таки следует обратиться в данную типографию?
В нашем случае с каталогами это (во избежание копирования, я не буду здесь приводить реальный ответ, укажу лишь пункты, которые должны в него входить):

  1. Поблагодарить заказчика за ожидание ответа.
  2. Сообщить заказчику, что он обратился по адресу– типография давно и успешно занимается производством качественных каталогов (если этого не было озвучено при уточняющем звонке).
  3. Указать стоимость тиража и что в результате будет получено заказчиком. Например: 350 качественно напечатанных каталогов с проверенным корректором текстом или доставкой до нужного адреса и др.
  4. Привести дополнительные аргументы в пользу выбора типографии. Например: печать производится на современном оборудовании с качественной проработкой деталей и отличной цветопередачей. Контроль качества обеспечивается внутренней системой СМК (или ISO 9001, если пройдена сертификация) и др. Здесь же следует поместить ссылку на примеры, даже если она вновь ведет заказчика на сайт. Или прикрепить к письму портфолио.
  5. Указать сроки изготовления тиража (без условий).
  6. Предложить дополнительный вариант исполнения заказа или идеи по тиражу.
  7. Пригласить заказчика на предприятие (для повышения доверия, но в том случае если это действительно возможно и является частью процесса продаж).
  8. Показать отзывы 3-4 довольных заказчиков
  9. Выразить надежду на сотрудничество, указать свое имя и фамилию, контактные данные.
  10. Другая информация, технического и рекламного значения.

На кого-то всё это не произведет нужного эффекта, а на кого-то, наоборот,– он сделает выбор в пользу данной типографии, на основании полученной информации. В любом случае это выгодно выделит такую типографию на фоне остальных, привлечет к ней большее внимание. Здесь действует принцип– важно не то, что вы считаете главным для заказчика, важно, что считает главным для себя сам заказчик и что он чувствует, читая ваше сообщение. Какие опасения и сомнения у него уходят, и какая уверенность появляется. Для большей эффективности необходимо сделать несколько видов шаблонов под разные запросы и всегда использовать их при ответах.

Для наглядности приведу пример, когда мне нужно было отправить каталоги из Санкт-Петербурга в Москву. Воспользоваться известными транспортными компаниями я не мог, так как готовность каталогов планировалась только на девять вечера, а в Москве они должны были быть до обеда следующего дня. Пришлось обратиться к частным перевозчикам, чего я ранее не делал, и соответственно, не был особенно этому рад. По совету знакомых я разместил на специализированном сайте своё объявление, и уже через полтора часа у меня на выбор было не менее десяти предложений доставить мой груз в столицу. Все десять частников позвонили мне и предложили без хлопот забрать коробки и отвезти их куда нужно. У меня был бюджет, и все они в него укладывались, но выбрать нужно было только одного. Я остановился на том, кто сразу после разговора выслал мне на почту письмо со сканом водительского удостоверения, паспорта и ещё каких-то документов. Это было его конкурентным преимуществом. Хотя я и понимал, что мои каталоги стоимостью в 350 тыс. никому, кроме заказчика, не нужны, доверять их абы кому не хотелось. Полученная на почту информация оказалась тем сигналом, который повлиял на моё решение и в то же время дал возможность подзаработать этому частнику. В итоге довольны остались все, хотя его цена и была выше остальных.

Но вернусь к нашей теме и задам ещё один вопрос.Почему всё вышеперечисленное не используют в своей работе менеджеры типографий? Не знают– возможно. Не считают это эффективным– тоже возможно. Или, может, всё знают и всё эффективно, только вот я со своим тиражом и количеством полос показался им не особо интересным. Заказчик группы «С», на которого не стоит тратить время и усилия (хотя выборка типографий под запрос была целевой).
Если так, то это может объяснить отсутствие некоторых шагов в коммуникации, но никак не упрощенные ответы, позволяющие всем подряд заказчикам выбирать типографию только на основании цены и сроков.

Что Вы об этом всём думаете?

Мой опыт показывает, что причина кроется в отсутствии простых и очевидных правил в работе менеджеров с клиентами, а также в отсутствии культуры их выполнения. А там, где нет правил, работа чаще всего делается так, как удобно исполнителям, а не как наиболее эффективно. Даже если от этого зависит их заработок. Отсюда и происходят такие недоработки, которые мы видим в ответных письмах.

Для многих менеджеров потенциальный заказчик как журавль в небе– не известно, разместит в итоге свой заказ или нет, поэтому мало кто из них что-то делает всерьез, чтобы продажа состоялась. И если этого не случается, то чаще всего звучит единственный ответ– клиент нашёл где-то дешевле. И это правда, а почему, вы уже знаете…

Чтобы работа с заказчиками велась максимально эффективно и продажи постоянно росли, мы разработали документ«Стандарты продаж», включивший в себя более 150 инструкций и регламентов, направленных на увеличение продаж полиграфических услуг.

Информация в«Стандартах» четко структурирована и разделена на технологию работы с заказчиками (включая речевые модули) и общеорганизационные правила (такие как порядок и временные интервалы обработки запросов, работа с клиентской базой и др.).

Созданный на основе многолетнего опыта в полиграфии и анализа работы менеджеров типографий, документ позволяет поднять продажи на новый качественный уровень – увеличить конверсию и прибыльность заказов, снизить отток клиентской базы, ускорить время вывода новых сотрудников на плановые показатели. Документ поможет эффективно разбирать переговоры менеджера с заказчиками, выявлять узкие места в их работе и внедрять улучшения.

«Стандарты» содержат регламенты по всем этапам продаж, включая приветствие, выявление потребностей, аргументацию, ответы на возражения, работу с ценой. Сюда также входят временные интервалы коммуникации с заказчиками, работа со сроками, CRM-системой и многое другое.

Дополнительно к «Стандартам продаж» прилагаются два документа – «Инструкция по внедрению Стандартов продаж» и «Положение об оплате труда менеджера типографии». Данные документы позволяют быстрее и качественнее внедрить «Стандарты», получить от них большую отдачу.

Для большего понимания, что Bам дадут Стандарты продаж, предлагаем ознакомиться с информацией на сайте:

Перейти на сайт >>

Андрей Гуревич
Компания «Основное Решение»

 

 


Читать далее

Как обучают полиграфистов в Финляндии?

19-20 марта 2018 года состоялся визит президента Ассоциации в Финляндию с целью изучения вопроса подготовки кадров для издательского-полиграфической отрасли. Поездка была организована Торговым представительством РФ в Финляндии в два самых крупных многопрофильных колледжа нашего северного соседа. Ниже приводится полный текст статьи Иванова А.В. по итогам поездки.

Вступление

Печатными машинами управляют люди, и от качества подготовки специалистов зависит качество выпуска готового продукта. Сколько бы ни стояло автоматических контролеров оттиска в печатной машине, человеческий фактор будет определять итоговый результат. Питерские полиграфисты хорошо знают эту проблему — качество подготовки персонала — и до сих пор пытаются ее решить «на коленке», занимаясь самообразованием, участием в различных семинарах и переманивая кадры друг у друга. При этом как-то лениво откликаясь на предложения помочь нашим отечественным лицеям и колледжам правильно настроить образовательный процесс «под себя». Это у нас в крови — создавать трудности и потом их преодолевать!

Придя в прошлом году в систему среднего профессионального образования из образования высшего, я не питал иллюзий относительно методологии обучения и кадровой политики. Слишком часто страницы нашей периодической печати заполняются различными материалами критического характера относительно этих вопросов.

Бюрократические процедуры, возрождаемые в форме различных отчетов и методик, творящие все новые и новые оценочные средства, образовательные маршруты, учебные планы и т. д. Что является индикатором качества в профессиональном образовании: правильная методология обучения и следование учебному плану? Или грамотный специалист, который может в любом предприятии сразу начать работать без дополнительного обучения?

Сегодня мерилом качества обучения должно является только одно — востребованность выпускников того или иного образовательного учреждения отраслью и процент их трудоустройства по специальности.

Говорят, что все новое — это хорошо забытое старое. Вспоминая свои «трудовые университеты» на заводе, в ПТУ и техникуме советских времен, хочу заметить, что знания и навыки, привитые в те годы, определили всю мою дальнейшую судьбу. Именно практические уроки разбудили во мне тягу к теории и заставили расти дальше. Однако это пока еще отвлечение от основной темы…

Должность заместителя директора по развитию профессионального лицея предполагает сбор и анализ данных по методологиям образования в других регионах России и за рубежом. Затем следует изучение потребностей отрасли и качества подготовки кадров. Дальнейшая аналитика позволяет лучше понять, какую модель взять за основу или же необходимо создавать нечто новое. Полиграфия — это та отрасль, которая наиболее сильно зависит от веяний современного технологического уклада. Еще двадцать лет назад нельзя было и представить себе, что цифровой способ печати станет доминирующим в своем развитии, а процессы автоматизации изменят производственную парадигму в технологиях подготовки файлов, печати и отделки готовой продукции.

Что там у соседа?

Страна озер и высокого уровня жизни — почему за полувековой период Финляндия стала по европейским меркам одной из передовых с точки зрения образования, технологичности и социальной защищенности? Политика в сфере образования и воспитания принесла определенные дивиденды: финское качество во многих сферах производства уже сегодня не ставится под сомнение. Еще двадцать лет назад лейбл «отпечатано в Финляндии» был стандартом в полиграфии, остается и сейчас, но «жирные» нулевые годы позволили отечественным типографиям оснастить свои производства высокотехнологичным оборудованием, и отток заказов на печать сократил количество занятых в полиграфическом производстве Финляндии в два раза.

Ранее, лет десять назад, мне приходилось посещать полиграфические колледжи Кракова и Ювяскиля. Обычный традиционный подход — теория, потом практика и на выпуске экзамен по специальности. Оборудование обычное, без современных веяний, но стандартное. Собираясь сейчас в очередную командировку в Финляндию, я ожидал увидеть нечто подобное, но ошибся. Еще раньше я получил информацию, что 15 лет назад 70 % выпускников финских школ хотели получить высшее образование, сегодня пропорция составляет 50/50, и это еще не предел! На государственном уровне была проведена серьезная работа для изменения предпочтений в мировоззрении молодежи, и в этом участвовали все — СМИ, работодатели, система образования…

Поскольку образовательные стандарты наших стран отличаются даже в самих названиях профессий, то заранее оговорюсь, что эти термины употребляются не всегда корректно.

Tredu

IMG_1730Колледж Треду в финском городе Тампере. При активном участии Торгового представительства РФ в Финляндии состоялась эта встреча. Прием был организован отлично! Первая беседа в уютной аудитории с коллегами, отвечающими за различные направления подготовки в полиграфии и медиасфере. Каждый рассказывает о себе, и сразу приходится задавать вопросы. Одной из первых тем, заданной Инной Янтунен, явилось обсуждение реформы профессионального образования Финляндии. Насколько я понял основной тренд реформы — практико-ориентированный подход! Не на бумаге, а на деле. Когда обучающихся сразу ориентируют на принцип «сделай сам» на конкретном оборудовании. Более того, на старших курсах ученик большую часть времени проводит на предприятиях и уже там совершенствует свои навыки, при этом получая заработную плату.

Несколько слов о самом колледже Треду. Собственником колледжа является город Тампере и он же осуществляет IMG_1746финансирование. В построение учебного процесса руководство города не вмешивается, но следит за кадровой политикой. В 17 зданиях колледжа обучается всего 18 000 человек, из которых 10 000 получают дополнительные образовательные услуги. Общий штат — 1 100 сотрудников, из них 800 преподавателей. Обучение ведется по 46 специальностям!

Деления, как в России, на мастеров производственного обучения и преподавателей нет — все имеют одинаковый статус, но при приеме на работу должны иметь профессиональный стаж работы, желательно специальную подготовку по педагогике и пройти тщательное собеседование. Случайных людей на работу в колледж стараются не принимать.

слайд 1
слайд 1

Система образования в Финляндии строится по принципу: средняя школа — 9 классов, потом можно пойти в предметный колледж и закончить 11 классов и поступить в университет либо в профессиональный колледж. В любом случае реализуется принцип «Образование через всю жизнь!» Возможности для этого есть. Образование в основном предоставляется бесплатно, в случае проживания в общежитии студент получает компенсацию за проживание. Предусмотрена стипендия в размере 400–500 евро. Более подробно на слайде 2 приведена общая блок-схема профессионального образования. 

слайд 2
слайд 2

В колледже обучаются как выпускники школы, так и взрослые. Есть смешанные группы, и число их растет. При приеме на обучение существует конкурс аттестатов: по количеству баллов принимается решение о зачислении. При этом группы по той или иной компетенции формируются исходя из потребностей отрасли — прогнозируется спрос на ту или иную специальность и только тогда открывается набор на обучение. Иными словами, по профессии «печатное дело» может быть и не сформирована группа, если нет прогноза на трудоустройство.

слайд3
слайд 3

Особо хочется остановиться на системе подготовки для печатной индустрии. За 3 года надо получить 180 зачетных баллов, при этом балы начисляются за конкретные выполненные практические задания. Системы теоретических экзаменов как таковых нет. Палитра навыков, которые должны быть сформированы за весь образовательный процесс, представлена на слайде 3. В отличие от российского образовательного стандарта «полиграфиста», финский полиграфист-технолог должен своими руками уметь подготовить файл к печати, отпечатать любым способом печати и владеть доступными способами отделки готовой продукции.

В связи с реформой образования учебные планы сейчас внедряются новые. В этот раз не удалось их изучить, так как нет перевода с финского, но то, что мне показали на учебных и производственных площадках, меня поразило. Помимо классов с iMac, есть такие же классы с «виндами». Везде установлены проекторы и существует быстрый доступ в Интернет. Полиграфическая база состоит из цехов цифровой, офсетной и трафаретной печати. «Цифра» установлена различная — от ч/б машин до полноцвета. Естественно, что есть много дополнительного оборудования: печатные и режущие плоттеры, 3D-принтеры и т. д. Офсетные машины производства Heidelberg, причем в различных модификациях — односекционные, двухсекционные и четырех.IMG_1795

Русскоговорящая девушка Сабина из Риги рассказала мне о своем обучении. Поступила в Треду она в августе прошлого года, уже через три недели умела печатать на однокрасочной офсетной машине формата GTO простейшую продукцию. Сегодня она сама посылает файлы на CtP, выводит формы и печатает продукцию «с оборотом». Смотрю ее свежеотпечатанные оттиски на просвет и поражаюсь — линейки сходятся до микронов!

Другая финская учащаяся при мне спокойно подходит к термопереплету и делает бесшвейное скрепление блока с обложкой. Беру свежий экземпляр книги, раскрываю, выделяю один лист, вывешиваю книгу и проверяю на качество склейки — лист плотно сидит в блоке.

слайд 4
слайд 4

Как же так, удивляюсь я, без помощи преподавателей учащиеся сами постигают всю технологию? Оказалось, что существуют индивидуальные планы обучения и с каждым учеником работают отдельно, в зависимости от уровня его знаний — объясняют теорию, показывают на практике, как это работает. Если что-то не получается — всегда есть рядом учитель, который ответит на все вопросы. Такая вот индивидуализация обучения! Схематично на слайде 4 в упрощенном виде представлен весь процесс обучения. Здесь есть и дистанционное образование, и групповые занятия. На слайде 3 красным цветом выделены те области практического образования, при изучении которых ученик набирает основную сумму баллов.

Еще один вопрос, который волновал меня применительно к обучению профессии «мастер печатного дела», — какие симуляторы (технологических и печатных процессов) используют в колледже для обучения? Ведь в нашем федеральном государственном образовательном стандарте прямо прописано их наличие! Стоимость, например, лицензии симулятора печатной машины Software License SheetSim-SHOTS Version 8.0, предлагаемой через своих дилеров в России компанией Sinapse, составляет ни много ни мало 2 560 000 рублей, или 36 000 евро! При этом та же лицензия на сайте самой компании, но во Франции составляет 8 000 евро. Если учесть, что по стандарту требуется 10 лицензий, то это ровно столько же, сколько стоит сегодня 4-секционная офсетная печатная машина формата А2+! Стоит ли овчинка выделки?

IMG_1758Финские коллеги ответили мне прозаически просто: мы думали об этом, но у нас есть достаточный парк действующего оборудования, мы на нем учим и это гораздо эффективнее симуляторов. Для демонстрационных экзаменов и соревнований WorldSkills он также нам не нужен, ведь главный результат, которого мы хотим достичь, — умение печатника изготовить на действующем оборудовании готовую качественную продукцию. Виртуальное образование нам в Треду не подходит, хотя есть в Финляндии инсталляции симуляторов, и если учащийся хочет, то он может тренироваться на них. Но оценивать его будут при печати на реальной машине с реальной бумагой и реальными красками!

Mediapolis

IMG_1799Специальность «медиа» уже в другом кампусе, куда мы едем на машине. Весьма солидное оснащение — телестудия, радиостанция, компьютерные классы, зоны отдыха, учительские… Все эргономично и целесообразно. Только что ушли учащиеся, монтировавшие ролики для рекламы профессий. Уютно устраиваемся в креслах перед мониторами телекамер. Одни из своих основных вопросов я задаю именно здесь: зачем вам WorldSkills? Движение, зародившееся в сороковых годах в Испании и ставшее международным. Спорт высоких достижений в рабочих профессиях! Зачем?

Ответ я получил сразу от нескольких коллег. Первое — это привлечение внимания (то есть реклама!) к колледжу, второе — отбор лучших по профессии прямо на соревновании работодателями, которые являются членами жюри. Третье — соревновательный аспект в обучении. Как известно из психологии, ничто так не мобилизует человека, как состязательный процесс. Чтобы стать лучшим, приходится трудиться больше и учиться лучше. Став лучшим, ты получишь хорошую и высокооплачиваемую работу. По сути WorldSkills — это отбор наиболее амбициозных и профессиональных кадров на раннем этапе до 23 лет.IMG_1781

Наблюдая за движением «Молодые профессионалы России», пока что я могу сказать, что не все три вышеуказанных тезиса воплощаются у нас в жизнь. Все-таки отбирают для соревнований учащихся не профессиональные жюри от работодателей, а руководство и педагоги образовательных учреждений, перед которым вышестоящий орган управления ставит основную задачу: организовать площадку и занять престижное место в рейтинге. К плотному взаимодействию с отраслью пока еще мы, видимо, не готовы…

Итоги

IMG_1770Посетив на второй день своего пребывания в Финляндии профессиональное училище Хельсинки, я в принципе увидел ту же образовательную схему, что так подробно мне показали в дружелюбном городе Тампере. Одна из учащихся также рассказала мне, что она обучается по специальности «медиа» и учат их всему. Получив практическое задание сделать газету, она сама разрабатывает сетку для верстки и дизайн, пишет материал, делает фото, компонует материал и потом идет и распечатывает газету на цифровой печатной машине. Сама! На вопрос, знала ли она устройство компьютера до поступления в училище, учащаяся ответила просто: нас учили этому в школе.

Итак, финские полиграфисты на выходе из колледжа «своими руками» изучают технологию и оборудование. Специализация приходит уже позже, на старших курсах и при работе в компаниях. Основной тренд в профессиональном образовании — практические навыки во всем технологическом спектре! Именно от этих истоков растет желание «все знать и уметь». Успешный профессионал — это не только думающий человек, это еще и многое умеющий.

Д.т.н., заместитель директора по развитию СП ГБОУ «ОМЛ» Иванов Александр Васильевич

рекреационная зона для студентов
рекреационная зона для студентов

 

IMG_1797

 


Читать далее

Анонс! Завтра начнет свою работу Петербургский полиграфический форум «Print Park — 2017»

Уважаемые коллеги!

Завтра в 11 часов утра начнет свою работу форум «Print Park — 2107»

Место проведения: отель «Санкт-Петербург»,

Тематика форума:

  • ЦИФРОВАЯ ПОЛИГРАФИЯ
  • ОФСЕТНАЯ ПОЛИГРАФИЯ
  • ДО и ПОСТПЕЧАТНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ
  • СДЕЛАНО В РОССИИ
  • ФЛЕКСОГРАФИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ
  • СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ
  • РАСХОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Приглашаем вас посетить презентацию активного члена ассоциации, компании Нисса Дистрибуция,
эксклюзивного поставщика послепечатных решений DUPLO/Multigraf/Ideal/Schmedt, печатного оборудования
OKI Pro и Wide Format и многих других.
Презентация состоится в зале «Стрельна» отеля Санкт-Петербург, в 13:00.
Выступающие и темы выступлений:
— директор направления OFFITEC Александр Броневицкий, обзор возможностей и спец.предложений OFFITEC
— коммерческий директор DUPLO UK Tony Lock, новинки аасортимента DUPLO 2017-2018
— руководитель направления OKI Pro и Wide Format Денис Кулаков, уникальные возможности получения
дополнительной прибыли с оборудованием OKI
Дополнительно — в течение дня и в рабочих перерывах — демонстрация решений на базе оборудования
Schmedt для изготовления твердого переплета и уникальные возможности OKI PRO 9542.
Бонус — специальные условия на приобретение любого оборудования линейки OFFITEC, для всех
посетителей нашего мероприятия!!


Читать далее

Вузовские издательства — в горячей «двадцатке»

Публикуем по материалам ЛибИнформ интервью с президентом ассоциации Александром Ивановым в полном объеме. Ссылка на ресурс ЛибИнформ при  ссылке на данный материал обязательна.

— Александр Васильевич, какие тенденции в университетском книгоиздании сегодня наиболее заметны?

А. И.: Если рассмотреть промежуток с 2010 г., то мы увидим, что по данным Российской книжной палаты объем по наименованиям учебно-научной литературы, выпускаемой университетами России, увеличился и сегодня составляет примерно 30 тыс. наименований книг в год. Тогда как в былые годы объем университетского книгоиздания составлял и 20 тыс., и 5 тыс. в советское время. Одна из причин такого роста в том, что университеты увеличивают свою публикационную активность не только в научных СМИ, но и за счет печати монографий, учебных пособий, методических указаний.

— Какие университеты выпускают больше всего наименований книг?

А. И.: В прошлогоднем ТОП-20 Российской Книжной палаты (РКП), а всего в России 5700 издательств, на 8 месте — Южно-Уральский государственный университет, на 15 месте — Российский университет дружбы народов. Это о чем-то да говорит! Два вуза занимают место в общенациональном рейтинге. И есть ТОП-10 региональных издательств, где опять же — Южно-Уральский университет, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, Уральский федеральный университет, Новосибирский государственный технический университет, Волгоградский, Забайкальский, Казанский университеты… Сегодня многие вузы занимают лидирующие положения и конкурируют в рейтингах РКП по ассортименту выпускаемой литературы с крупнейшими коммерческими издательствами АСТ, ЭКСМО и др.

— Что позволяет вузам достигать таких высоких позиций?

А. И.: В период с 2005 по 2013 гг. более 100 университетов произвели полное фондоперевооружение и оборудовали свои типографии цифровыми печатными системами, которые способны изготавливать книгу за 5 мин по технологии print-on-demand. Иными словами, был спрос и появилось предложение! Поэтому эти вузы очень много издают: у них поменялась технология печати и произошел мощный скачок. Причем, печатают не только для себя, но и помогают другим университетам.

— Мы сейчас вели речь о наименованиях, а что с тиражами? Как и везде падают?

А. И.: Малотиражная литература, количеством в 10—20—50 экземпляров, — давняя тенденция. Очень мало печатается офсетом, бóльшая часть вузовских книг издается цифровым способом «по требованию». Однако сейчас, в электронном веке, важнее становится наименование, а не тираж.

— Одна из главных проблем в современном книгоиздании — перепроизводство. Вузовское книгоиздание имеет преимущество, ведь здесь легко рассчитать тираж — по числу студентов и коллег автора…

А. И.: Да, это легко делается, но, к сожалению, не делается. Вузовское издательство — заказное и редкий автор рассчитывает свой тираж по количеству своих студентов и научных коллег. Как правило, заказывают «круглые» тиражи: 50–100 экземпляров и т. п. Хотя точные расчеты — в 30–35, даже 38 экземпляров — в последнее время стали попадаться чаще. Но, к сожалению, сознание российского человека еще не перестроилось на эти бизнес-отношения, когда можно рассчитать тираж, напечатать, потом допечатать. Типографиям же выгодны бóльшие, круглые тиражи, 100 экземпляров, а не 38, поэтому никто не ориентирует автора на точный расчет. И страна несет убыток, связанный с производством лишней печатной продукции.

— Какие книги издают университеты: для студентов и преподавателей или выполняют и коммерческие заказы?

А. И.: Коммерческие заказы занимают очень малую долю в производственном плане любого издающего подразделения. В основном издаются книги для учебно-научного процесса: учебные пособия для студентов, методические указания, монографии, поскольку для защиты докторской диссертации автор должен опубликовать монографию по требованиям ВАК. Хотя есть и иные примеры: было время, когда в Политехническом университете 60% оборота составляли внешние заказы. Сейчас, после реогранизации издательско-полиграфического комплекса этого университета и смены руководства, ситуация изменилась и доля внешних заказов резко сократилась. В разных вузах разный процент коммерческих заказов, от 0 до 15%, не больше. Надо понимать, что сама идеология работы госуниверситета не позволяет заниматься коммерцией в полной мере. В госбюджете все проходит через конкурсы, котировки, закупки. План бухгалтерских счетов любого вуза не рассчитан на оперативную коммерческую работу в бизнес-отношениях. Даже если и появляются заказчики, оперативно технологические и финансовые вопросы не решить.

— Как обстоит дело в электронном вузовском книгоиздании?

А. И.: Ситуация прозаически простая. Одно время был всплеск, и министерство говорило, что мы все должны перейти на электронные книги. Но посмотрим, что сейчас происходит в США. Там спад электронного книгоиздания и увеличение бумажного. Латвийская ассоциация полиграфических предприятий на недавнем отраслевом мероприятии в Риге утверждала, что в Латвии также увеличивается выпуск и потребление бумажных книг и сокращается — электронных. К сожалению, электронная книга не получила того действительного развития, которого от нее все ожидали.

— С чем это связано?

А. И.: С тем, что в этой сфере не проводилось государственной политики, одни декларации и призывы! В самом министерстве образования до сих пор нет даже специалиста, отвечающего за это направление. Бизнес подхватил данную идею и возникло много агрегаторов контента (интернет-посредников в продаже доступа к электронным файлам книг). Мы, вузовские издатели, печатаем бумажную версию книги, а pdf-файл этой книги размещаем через агрегаторов в среде Интернет. Пока нет единых данных, которые характеризовали бы этот процесс. Федеральное агентство по печати или Книжная палата должны бы заниматься статистикой, но пока воз и ныне там: в сфере электронного книгоиздания у нас информационное белое пятно.

— А что предпочитают студенты: бумажный или электронный формат?

А. И.: Студенты по-разному отвечают на этот вопрос, по моим наблюдениям 50 на 50.

— Как сказывается на издающих подразделениях политика слияний вузов в крупные конгломераты?

А. И.: Действительно, к одному только Политехническому университету присоединили недавно и ЛМЗ-ВТУЗ (Государственный Санкт-Петербургский институт Машиностроения) и Торговый институт, Финансово-экономический университет сегодня представляет собой четыре университета, объединенных в один, не говоря уже о конгломератах типа Северного федерального университета, Южного федерального университета… Многие издающие подразделения по этой причине сокращают и тем самым утрачивается преемственность. При таких объединениях мы всегда что-то теряем, прежде всего квалифицированные кадры, а не только находим.

— Что бы Вы назвали самой главной проблемой в вузовском книгоиздании?

А. И.: Отсутствие единой торговой площадки в Интернете, куда каждый вуз может выставить свои новинки, а любой житель России — купить. Эта идея проповедуется мной около 20 лет. Сначала она встретила поддержку правительства Санкт-Петербурга, потом забылась. А ведь столицам крайне необходим огромный книготорговый комплекс, скажем, «Студенческий мир», который имел бы свой интернет-портал. В одном только Санкт-Петербурге сегодня учится 380 тыс. студентов, каждый изучает в год по 9–10 дисциплин, это миллионы книг, которые нужны. Государство не решает эту проблему, бизнес тоже не хочет вкладываться в ее решение, потому что окупаемость такого проекта растянется на 5–10 лет.

— А существующие книготорговые площадки?

А. И.: Озон.ру неохотно берет книжки, переговоры с «Лабиринтом» тоже пока в тупике, у «Буквоеда» для университетских книг попросту нет площадей. У меня была целая концепция создания удаленного доступа к печати. Человек находит на портале книгу, в каждом городе России стоит цифровая печатная машина, которая эту книгу распечатывает, — и все: модель работает! Но для ее реализации нужны либо инвесторы, либо государственное решение о финансировании…

— Как же все-таки решаются проблемы вузовского книгоиздания на уровне государства?

А. И.: Госрегулирования как такового нет. Считается, что рынок все рассудит. Раньше в Министерстве образования существовало Управление учебного книгоиздания библиотек и медиатек, которое осуществляло методические функции и функции контроля за всем университетским книгоизданием. Но его ликвидировал экс-министр А. Фурсенко в 2004 г. Теперь вузовское книгоиздание никто не отслеживает со стороны органов федеральной власти, единую политику не выстраивает. Это огромная проблема! Более того. Из закона о высшем образовании исчезло понятие «издательская деятельность». Университету разрешено иметь спортивные комплексы, группы танцев, цирковые площадки, — что угодно, а издательства и типографии даже не упоминаются. Университетским книгоизданием на уровне страны не управляет никто, все решают ректоры конкретных вузов.

— Как строится взаимодействие издательств с библиотеками вузов?

А. И.: Вузовские библиотеки должны быть нашим основным потребителем, а они, как ни странно, потребляют, дай бог, 15% того, что издают университетские издательства. Потому что нет госрегулирования. Никто сверху не сказал, что вузовская библиотека должна комплектоваться в первую очередь книгами издательства этого университета. Поэтому напрашиваются реформы в среде университетского книгоиздания и библиотечного дела, их объединение, создание издательско-библиотечных комплексов. В Казанском федеральном университете такой комплекс уже создан.

— ВУЗИЗДАТу, который Вы возглавляете, удается успешно продвигать своих авторов с помощью кросс-медийных технологий

А. И.: Мы еще только набираем обороты в этом новом качестве. Наши авторы — профессорско-преподавательский состав — нуждаются в информационной поддержке о возможностях кросс-медиа технологий. К сожалению, ряд университетов остановились на том, что просто печатают книги и размещают в Интернете. Мы же пошли дальше: лелеем и продвигаем своих авторов, устраиваем презентации, регистрируем в РИНЦ, ведем переговоры с целью регистрации научных монографий на платформе Web of Science, продвигаем книгу в Интернете, в лучших традициях кросс-медиа, с множеством способов доставки контента до конечного пользователя.

Беседовала Елена Реди

Читать далее

Корректировка членов Ассоциации

В связи с решением Общего собрания членов от 17 декабря 2016 года Ассоциация приступила к процедуре внесения изменений в Устав и смене юридического адреса. В связи с этим просим членов Ассоциации направить в наш адрес уточненные названия своих вузов и их реквизиты. Дополнительно разъясняем, что с сайта, по решению общего собрания в 2015 году, будут удалены ссылки на университеты имеющие задолженность по членским взносом более пяти лет.

Администрация


Читать далее

Фотогалерея семинара «Издательская деятельность вуза: электронное книгоиздание и кросс-медиа технологии»

Публикуем на сайте по ссылке фото с семинара в форме отчета о работе. Есть еще дополнительные снимки. По просьбе участников можем выслать в оригинальном формате.


Читать далее

Доклад в Сан-Диего (2011 г.) «Российские перспективы в университетском книгоиздании»

В России университетское книгоиздание несколько отличается по своим целям и задачам от других стран. Обусловлено это тем, что принципы университетского книгоиздания пока остались неизменными с советского периода. То, что было заложено еще в годы управления страной коммунистической партией – задачи и способы книгоиздания – практически не изменились. Здесь следует пояснить, что речь идет о том, для кого и как работает печатный станок в университетах России.

Конечно же, капитализация страны отразилась на университетских издательствах и типографиях. Если до перестройки большинство вузов имело собственный парк печатного оборудования, то за последние двадцать лет многие от этой нагрузки отказались, правда, сохранив штат редакторов и корректоров. Эти пустые ниши заняли коммерческие и частные типографии. Очень не многие вузы перевели свои типографии на коммерческие рельсы и Политехнический университет Санкт-Петербурга сделал первым шаг в сторону финансовой прозрачности и прибыльности своего издательства и типографии.

Однако, прежде чем перейти к разговору о том, что происходит сейчас в мире цифровой печати в университетах России требуется рассказать о том, для чего выпускаются книги в университетских издательствах. Если в советский период была жесткая цензура и ни один печатный лист не мог быть опубликован без согласования с соответствующими ведомствами, то после 1991 года информационный вакуум книгоиздания России заполнялся с очень высокой скоростью. В те годы можно было за ночь стать миллионером, выпустив обычную книгу.

slajd03На представленном здесь слайде приведена классификация учебной и научной литературы. Как это ни парадоксально, но огромный объем учебного и научного материала для студентов издается силами самих университетов на собственной полиграфической базе. При этом имеет место быть политика малых тиражей – от 30 до 300 экземпляров. Ни о каком гонораре здесь говорить не приходится, это все издается для обеспечения текущей потребности университета в информационных материалах.

Мотивом для издания более чем на 50% литературы является потребность университета соответствовать требованиям Высшей аттестационной комиссии Министерства образования России. Исторически так сложилось, что для защиты диссертации на соискание ученой степени кандидата или доктора наук требуется публикация определенного количества статей и книг. slajd04Эти цифры представлены на слайде. Количество данных публикаций, как и их научное качество являются оценкой научной деятельности ученого в России. Следует сделать вывод, что пока существует общее правило публикации всех своих научных трудов в печатном виде типографии университетов без работы не останутся.

Сегодня в России пытаются внедрить и системы электронного книгоиздания, но пока еще нам далеко до опыта передовых стран в этой сфере. Многие ученые размещают свои публикации в сети интернет, но это все еще делается в порядке частной инициативы авторов и не носит характера обязательного закона для всех.

slajd05На следующем слайде приведено количество университетов России, динамика их роста с 1985 года практически по настоящее время. Показаны как государственные вузы, так и частные, которые начали создаваться в перестроечный период. Сейчас мы имеем достаточное количество университетов – около 1200, из них более 650 – это государственные вузы, созданные еще в советский период.

Динамика численности студентов показывает нам постоянный рост количество обучающихся в университетах и постоянный прирост количества студентов частных вузов. Сегодня во всех университетах России обучается около 7 млн. студентов, или 5% населения.

slajd06

slajd08

 

 

 

 

В то же время на слайде «Население России» мы видим спад численности с начала девяностых годов прошлого века. Этот процесс носит название «демографическая яма». Замечу, что несмотря на заметное снижение массы населения (Россия теряет в год более 500 000 человек) мы видим рост количества студентов. Такой вот парадокс!

По данный Российской книжной палаты – органа осуществляющего контроль за количеством всех издаваемых в России книг – университетские издательства выпускают в год около 30 000 наименований книг и брошюр учебного и научного характера. Это примерно пятая часть всего книжного оборота страны! Нетрудно представить себе размер этого рынка, который к тому же, как показано на слайде, имеет постоянную тенденцию к росту.

Если мы посмотрим как обстоит дело с суммарным тиражом университетских изданий, то мы увидим четкую тенденцию к его снижению и малый удельный вес по отношению к общему тиражу всех книг, издаваемых в стране. Можно сделать вывод, что тиражи университетских изданий падают и весьма существенно.

Данный факт обусловил потребность университетов в цифровой печатной технике. Только за последние 10 лет 65 университетов России установили цифровые печатные устройства и начали их активную эксплуатацию. В этих университетах уже не издают книги «Круглыми тиражами» в 100, 200 и 300 экземпляров, сегодня мы имеем дело с изданием книжно-журнальной продукции теми тиражами, которые реально необходимы, пусть даже это четыре экземпляра.

slajd13Еще один раздел, который представлен вашему вниманию – это раздел «Модель и структура университетского издательства в России». Главный принцип, который отображен на этом слайде гласит – интегрированность. Это означает, что редакционный отдел, издательский отдел, типография и книжный магазин в российском университете – это чаще всего (в большинстве случаев!) – единая хозяйственная структура, единый департамент. Такие структуры у нас носят название «Издающее подразделение высшего учебного заведения (ВУЗа)» или иначе говоря — издательство. Эти структуры осуществляют весь комплекс работ по подготовке к печати, печати, переплету и реализации университетских изданий.

 

slajd14

 

На следующем слайде отображены функции, которые осуществляет университетское издательство. Это деловые связи издательства с бухгалтерией, отделом кадров и складом университета, заказчиками и авторами, а также взаимодействие с другими инженерными службами как внутри вуза, так и вне его. Коммуникации издательства весьма обширны и это хорошо представлено на слайде.

 

 

По типам издающих подразделений можно выделить следующие:

  • не имеющие своего печатного оборудования и производящие печать на аутсорсинге,
  • имеющие офисное печатное оборудования компаний RISO и DUPLO,
  • имеющие оборудование компаний RISO, DUPLO, а также офсетные печатные машины,
  • имеющие полноценную офсетную и цифровую типографии.

При этом важно понимать, что по уровню оснащенности цифровые типографии так же подразделяются на имеющие «легкое» печатное оборудование и «тяжелое» печатное оборудование. Это хорошо показано на представленном слайде.

Таким образом, мы с вами увидели, хотя и поверхностно, что из себя представляют типографии в российских университетах и для чего они нужны сейчас. Выше я уже говорил о том, что 65 университетов оснащены цифровым оборудованием корпорации Ксерокс. Следует сказать, что данная компания имеет очень большой успех в России в плане продаж и обслуживания своего оборудования. Успех основан прежде всего на качественном сервисном обслуживании, системе обслуживания «все включено» и грамотном менеджменте. Такие марки цифровой печатной техники как Canon, HP Indigo, OCE и Codak практически не имеют инсталяций в университетах России. Пользователи у нас (я имею в виду государственные университеты) понимают, что купить можно все что угодно, но потом возникают серьезные проблемы с эксплуатацией купленного оборудования. Интересно будет взглянуть на наш рынок цифрового оборудования лет через десять, когда глобализация расставит все на свои места.

Итак, переходя к следующему разделу «Перспективы» хочу напомнить, что очень быстрыми темпами идет закупка и инсталляция цифрового печатного оборудования. Приведу один факт – еще десять лет назад всего два университета в России имели цифровые печатные устройства (за исключением домашних принтеров, конечно!). В этом году таких вузов будет более семидесяти. То есть, парк оборудования уже существует, работает и я бы хотел остановиться на тех проблемах, которые в краткосрочной перспективе нам придется решать.

Я не буду сейчас рассуждать философскими категориями о будущем цифровой печати, электронной книги, интернет-изданиях и электронных газетах. Думаю, что здесь будет достаточно много об этом сказано. Я остановлюсь как прагматик на практических вопросах, которые волнуют моих коллег по цеху в России.

Прежде всего, это автоматизация производства. На данном слайде представлены существующие системы управления цифровым печатным производством. Хотя у нас и есть ряд внедрений этих систем, но говорить о массовой эксплуатации здесь не приходится. До сих пор стоимость, например, заказа на печать той или иной брошюры менеджеры в России калькулируют кто как может, пользуясь различным программным продуктов типа Exel или Acces. До сих пор диспетчеризацию заказов почти все в наших университетах осуществляют в ручную. До сих пор материальные затраты, затраты на оплату труда и энергию считает человек, а не компьютер. Понимаю, что многое из того, что я перечислил здесь уже решено, но специфика производства в университетах России требует своего программного продукта.

slajd18На следующих двух слайдах разобраны плюсы и минусы двух программных продуктов, которые сегодня есть на российском рынке.

Минусом системы Print Effect является ориентация на крупные полиграфические предприятия, отсутствие поддержки режима цифровой печати Print on Demand. Также отсутствует возможность ввода двух прайс-листов одновременно.

Минусами системы Xerox Docu Share являются:

  • отсутствие русифицированной версии,
  • отсутствие автоматизированной калькуляции заказа,
  • нет складского учета,
  • ориентация на решение технологических, а не производственно-управленческих вопросов,
  • нет возможности совмещать управление так же и другими способами печати.
  • До сих пор еще высокая стоимость программного продукта.

Перспективы развития цифровой печати в университетах России нужно сегодня искать в разработке и внедрении принципиально новой компьютерной системы управления университетской типографией, которая бы состояла из следующих подсистем:

  • подсистема управления складами,
  • подсистема управления заказами,
  • подсистема управления производством,
  • подсистема управления персоналом,
  • подсистема формирования аналитической отчетности.

Так что одна из перспектив развития цифровой университетской печати в России является задача полной автоматизации производственных и управленческих функций.

Перспектива роста парка цифрового печатного оборудования представлена на слайде. Будут происходить как процессы замены традиционного печатного оборудования на цифровое, так и обновление уже имеющегося парка оборудования. По моим оценкам данный процесс не будет в течение ближайших трех лет иметь такого темпа прироста, как это показано на слайде. Это обусловлено тем, что рынок уже подошел к своему порогу насыщения и к тому же правительством Российской Федерации взят курс на сокращение числа университетов в стране.

 

slajd23Следующая перспектива. В России, как уже говорилось выше, существует достаточно серьезная демографическая проблема – население страны уменьшается, наблюдался спад рождаемости в девяностых годах прошлого века, а следовательно постоянно снижается количество выпускников школ. Иными словами – абитуриентов становится все меньше и меньше. Следовательно, возникает борьба за абитуриента – то, что наблюдается в США уже достаточно давно. slajd24Борьба эта будет вестись как с помощью медиа-рекламы, так и с применением персонифицированных коммуникаций. Предвижу, что в ближайшем будущем цифровые печатные машины будут все больше работать не для выпуска учебных книг, а печатать письма и рекламу с применением переменных данных для абитуриентов, студентов и выпускников. То есть произойдет смена продукта цифровой печати. Здесь есть одно «но» — это неподготовленность управленческого персонала наших университетов к таким технологиям. Пока еще студентов всем хватает и никто особо не задумывается над проблемой профессиональной ориентации абитуриентов с применением цифровой печати.

Если университеты в России не будут сокращать, то неизбежно возникнет потребность в использовании персонифицированных коммуникаций. Такая переориентация в цифровой печати в моей стране уже не за горами – уже сейчас количество бесплатных студенческих мест больше, чем количество абитуриентов в стране. Хочу добавить, что все российские государственные вузы имеют план приема на бесплатную форму обучения и, как мы видели на предыдущих слайдах, основная масса российских студентов учится бесплатно.

Перспектива использования электронного текста книг через существующие электронные библиотеки так же достаточно ясно выделяется в российском образовательном пространстве. Конечно, полнотекстовые файлы книг гораздо удобнее транспортировать по сети и предоставлять пользователю электронную версию. Здесь есть только две проблемы – проблемы читабельности и проблема авторского права. Если первая проблема технически решается мировыми учеными уже сейчас с помощью изобретения электронной бумаги и постоянного совершенствования «ридеров» (электронных устройств для чтения), то вторая проблема все еще не решена. Вернее, законодательно все прописано, но практики оптимального применения данного закона еще нет.

slajd25Мы рассматриваем как перспективу формирование баз данных научных и учебных полнотекстовых файлов, их транспортацию через библиотечные электронные консорциумы (например, консорциум университетских электронных библиотек Арбикон, как это показано на слайде), подключение максимального числа пользователей к таким сетям, но еще остаются вопросы финансового характера.

 

 

 

slajd26Поскольку Россия – это очень большая территория, сравнимая по площади с двумя такими странами как США, то проблемы логистики, доставки той же книги адресату существуют. Именно из-за транспортных проблем и труднодоступности некоторых мест, на слайде, который вы видите предложена концепция создания удаленных доступов печати. В различных регионах страны в университетах дооснащаются цифровые мощные типографии, которые через средства интернет подключаются к Глобальному хранилищу научных текстов и через сеть каждый в любом уголке нашей страны может заказать в находящейся рядом типографии университета книгу. Она будет в тот же день напечатана и на следующий день передана заказчику. Подобное сетевое распределение печатных мощностей в университетах различных регионов страны будет наиболее оптимально удовлетворять потребности нашего рынка в возможностях цифровой печати.

В заключении хотелось бы сказать несколько слов о том, что российские перспективы развития рынка цифровой печати во многом зависят от общеполитической ориентации нашего правительства. Современная цифровая типография – это достаточно дорогое и высокотехнологичное оборудование. Цена такой типографии у нас соизмерима с ценой такой же офсетной типографии. Уровень сервиса для пользователя конечно же выше, но не надо забывать, что для Россия сегодня это затратный механизм. Известная аксиома о том, что инвестиции в образования являются долгосрочными и не рассчитаны на сиюминутную прибыль подтверждает мой тезис.

Цифровая печать с использование всех ее плюсов достаточно быстро развивается в России, этот процесс необратим и я надеюсь, что по уровню оснащенности печатным цифровым оборудованием университеты нашей страны в скором времени смогут конкурировать с университетами развитых стран!

 

 

 


Читать далее

Специализация и кооперация типографий

Продолжаем публикацию цикла статей Марселя Шарифуллина — сотрудника Высшей школы экономики, руководителя, который построил оптимальные модели полиграфического производства в двух московских университетах.

В западных странах кооперация среди полиграфических предприятий давно стала нормой. Практически все ведущие типографии так или иначе связаны между собой партнерскими отношениями. Благодаря этому полиграфический бизнес в целом там более успешен, чем в России: каждая типография развивается сама и не мешает развиваться коллегам по цеху. Причем главным преимуществом кооперации является не возможность договориться по ценам (как думают некоторые), ибо при развитом рынке это невозможно, а эффективное использование средств, оборудования, персонала по отрасли. Например, новое оборудование там покупается только после тщательного изучения внешней рыночной ситуации и анализа имеющейся техники и предлагаемых услуг ближайших типографий. Кроме того, обычно еще до инвестиций в новую технику заручаются заказами хотя бы на 50–70 % от плановой загрузки оборудования.

 

В России же рынок пока дикий, и нередки случаи, когда соседние типографии приобретают однотипные высокопроизводительные машины, обрекая тем самым друг друга на постоянный недостаток заказов. Вот и перед последним кризисом многие отмечали переизбыток печатных мощностей в московских типографиях (причем большинство машин имеют примерно одинаковые технические характеристики: формат А2-А1, 4–5 печатных секций). В результате и без того пагубное влияние кризиса усугубилось и некоторым пришлось уйти с рынка или работать на пределе рентабельности, чтобы только поддерживать выплату кредитных платежей. Такой вынужденный демпинг некоторых типографий привел к дальнейшему ухудшению ситуации для всех, создавая пикирующую спираль цен. Хотя если бы предприятия были в партнерских отношениях и имели не дублирующее, а взаимно-дополняющее оборудование, то ситуация могла бы быть другой и живучесть отрасли повысилась бы. Например, обладатели нетиповых машин (формата А0, печатающих УФ-красками, и др.) не имели проблем с заказами.

 

Примеры успешной кооперации мы видим в западных странах, где владельцы типографий договариваются между собой о сотрудничестве и оснащают свои предприятия взаимодополняющими единицами оборудования. Например, один отличается большим парком офсетных печатных машин, другой – высокопроизводительной брошюровочной линией, третий – трафаретным отделочным оборудованием и т. д. Причем в Японии или Германии специализация достигает такой степени, что встречаются предприятия, занимающиеся выполнением лишь отдельных операций и работающие только с заказчиками в лице других полиграфических предприятий. Например, выполняется только шитье книг и отделка блоков, или скрепление периодики на проволочные скобы, или лакирование книжных обложек, или тиснение и т. д. На таких предприятиях установлено самое лучшее высокопроизводительное оборудование, предназначенное для выполнения небольшого набора операций наиболее оптимальным образом. Обычные типографии, конечно же, не могут с ними конкурировать в скорости и качестве выполнения этих операций. Собственно, им это и не нужно, так как разместить эту работу у «профессионала» им обходится дешевле и надежнее. При таком подходе все остаются в выигрыше, экономят на инвестициях, а отрасль растет и развивается. Конечно, все это предполагает высокий уровень доверия между участниками рынка (представить ситуацию, когда узкоспециализированную типографию, например со встроенной УФ-лакировальной линией, оставят без заказов партнеры, имеющие печатные машины, просто невозможно), которого нет в российской полиграфии.

 

Впервые я лично увидел узкоспециализированные типографии в Японии в 2002 году, когда ездил туда по приглашению компании Horizon в составе делегации российских специалистов. В рамках отведенной программы мы объехали несколько типичных типографий в городах Киото и Осако. Увиденное тогда нас сильно удивило. В одной типографии, например, было порядка десяти печатных машин Lithrone 40, три устройства СtР и отсутствовала брошюровочная и отделочная техника. Во второй – порядка 15 малых печатных машин А3 двусторонней печати (Hamada DU34 и Ryobi 3202PFA), несколько устройств СtР, пять многобашенных листоподборочных машин и три четырехкареточные машины КБС. В третьей – вообще не было ничего печатного, зато ее брошюровочный парк не поддавался исчислению. Эта типография находилась в сельской местности среди полей и представляла собой большой двухэтажный ангар (площадью порядка 2000 м2), битком заставленный различными фальцевальными, листоподборочными, клеевыми и другими послепечатными машинами. Причем все эти типографии были загружены работой, а их владельцы хоть и сетовали на демпингующий Китай, но не жаловались на отсутствие заказов.

 

Столь же узкую специализацию и кооперацию я видел совсем недавно в Италии в нескольких типографиях близ Милана. Эти предприятия специализировались на фальцевально-склеивающих операциях, и основу их парка составляли специализированные фальцевально-склеивающие линии Fidia (от трех до пяти на каждом предприятии), предназначенные для производства различных конвертов, папок, плоских и объемных пакетов, интегрального книжного переплета, приклейки скотча и ножевой ударной биговки. Что удивительно, эти высокопроизводительные линии (со средней скоростью работы порядка 10 тыс. изделий в час) не стояли без работы. Владельцы типографий уверяли нас, что редко когда одновременно работает менее двух машин. Меня как специалиста и бывшего директора типографии МГУ, где имелась одна подобная линия (на которую я целый год не мог найти заказов, а затем загрузил с интенсивностью два-три заказа в неделю), это просто шокировало. Почему в Москве всего порядка пяти-шести фальцевально-склеивающих линий и то они неплотно загружены, а в Милане 70 таких линий и все они при деле? Возможно, разгадка кроется в минимизации ручного труда и партнерских отношениях между типографиями Европы: для них ручная приклейка скотча, изготовление папок, конвертов и DVD-упаковки – просто нонсенс, а у нас это нормальное явление.

 

В России большинство руководителей типографий раньше стремились иметь все свое, ведь невысокая эффективность процессов с лихвой компенсировалась управляемостью и предсказуемостью результатов. Еще недавно в стране практически не было полиграфических предприятий, которые бы считали субподрядные работы выгодным бизнесом. Обычно если такие работы кем-то и производились, то лишь как незапланированная дополнительная подработка или «помощь другу», к которой и отношение у обоих участников процесса было соответствующее: дареному коню в зубы не смотрят. Причем при таком взаимодействии встречались и случаи «грязной игры», когда клиенты переманивались от одного партнера к другому. Поэтому до сих пор, уже зная об успешном зарубежном опыте, многие у нас к кооперации относятся настороженно. И даже явно невыгодные работы пытаются делать у себя, теряя в цене, качестве и сроках их выполнения, рискуя лишиться прибыли и клиентов. Основные мотивы при этом: «ничего, что эта операция убыточная, зато наверстаю на других процессах», «заказ невыгодный, зато цепляем перспективного клиента, скомпенсируем недостаточную прибыль на последующих его заказах», «будем отгружать по частям, работать по ночам, но не отдадим этот заказ другим» и т. п. Многие просто не понимают, что при кооперации нескольких предприятий можно сделать прибыльными все операции заказа, сроки выполнения сократятся даже с учетом дополнительной транспортировки, и уговаривать клиента на отгрузку заказа частями не придется. Что хороший партнер не только не уведет клиента, а, наоборот, своей работой накрепко свяжет его с вами как с человеком, держащим слово и выполняющим все вовремя, качественно и недорого. Только где же взять таких партнеров в России?

 

Постепенно ситуация меняется и в нашей стране. Владельцы типографий начинают задумываться о «дружбе с коллегами», рынок становится более цивилизованным, появляются первые успешные примеры кооперативного взаимодействия отечественных типографий. Все чаще на общих мероприятиях и собраниях российские полиграфисты переходят от безрезультативного обсуждения демпинга к вопросам реального сотрудничества. Особенно актуальны специализация и кооперация стали сейчас, в период кризиса, когда перед многими типографиями стоит задача не получения прибыли, а выживания. Я уверен, что пришла пора пересмотреть свое представление о кооперации.

 

В качестве примера таких предприятий можно привести, например, типографию «Постпринт», имеющую большой штат профессиональных сотрудников для выполнения ручных операций: – сборки бумажных пакетов, различных коробок из картона, требующих ручной доработки, приклейки скотча, привязывание ленты или шляпной резинки и многих других операций, с трудом поддающихся автоматизации. Типография «Постпринт» специализируется на изготовлении упаковки любой сложности, POS-материалов, перекидных, квартальных и настольных календарей для других типографий-заказчиков.

 

Или типографию «7БЦ», выполняющую субподрядные работы для «коллег по цеху» по ламинированию, УФ-лакированию, шитью книжных блоков и изготовлению твердых переплетов. Несмотря на такое разномастное, незамкнутое производство, директор этой типографии, Павел Грингаут, уверен в его высокой эффективности. Если услуги предприятия высокопрофессиональны и востребованы, то неважно, что оно не работает с конечными заказчиками. Даже в кризисные времена типографии «7БЦ» гарантирована загрузка от других полиграфических предприятий на несколько дней вперед.

 

В качестве типичного примера специализированной типографии можно привести «Центр переплета и брошюровки» (ЦБП), основной и единственной задачей которой является выполнение субподрядных работ для других типографий. ЦБП оснащен большим парком современного переплетно-брошюровочного оборудования ведущих мировых производителей (Muller-Martini, Kolbus и др.), что позволяет ему принимать заказы на любые этапы брошюровочного или переплетного процесса для изготовления книг и брошюр. Думаю, что подобное по мощности оборудование можно найти лишь в нескольких крупных государственных полиграфкомбинатах, которые практически не работают по субподряду. Благодаря этому, ЦБП способен изготавливать в смену до 10 тыс. книг в твердом переплете, до 30 тыс. прошитых нитками и проклеенных журналов или еще большее количество стандартных брошюр и журналов, скрепленных клеевым бесшвейным способом на холодный, полиуретановый или термоклей. Владельцы этой типографии – Андрей Зарецкий и Люба Карлюк – считают главной ее особенностью ориентированность на выполнение заказов только от партнеров по полиграфическому бизнесу: малых и средних типографий, печатных салонов либо крупных полиграфических предприятий, которым выгоднее выполнять операции в ЦБП.

 

Рассмотрим более подробно, что несет с собой применение специализации и кооперации типографий. Плюсы кооперации и минусы ее отсутствия:

+ существенное расширение спектра заказов, которые типография может выполнить, особенно имея в активе несколько проверенных и надежных специализированных типографий субподрядчиков;

– ограничение круга принимаемых заказов – для типографий разумно не браться за производство не свойственной им продукции, но вряд ли нужно отказываться от заказов с небольшим числом «чужих» операций;

+ сосредоточение на оптимальных технологических процессах, то есть на технологических процессах, которые в типографии выполняют лучше всего, сдавая остальные, менее эффективные, «на сторону». В результате типография может очень хорошо оптимизировать свое производство и по персоналу, и по занимаемой площади, и по загрузке, и по расходным материалам и т.д.;

– изготовление всего у себя на полупрофессиональном оборудовании, силами операторов, выполняющих подобные операции нечасто, а потому и неэффективно, с суммарно высокими затратами на недорогостоящий, но продолжительный труд;

+ максимальный уровень качества – при правильном выборе типографии-субподрядчика заказчик получает самое высокое качество, которое только возможно на современном этапе развития полиграфии. Профильное предприятие, делающее бизнес на субподрядных работах, имеет для этого новейшее и высокоэффективное оборудование, отлаженные технологические процессы, высокопрофессиональных операторов, ежедневно выполняющих десятки аналогичных заказов;

– для каждого вида оборудования, особенно полупрофессионального, есть ряд технологических ограничений, преодолеть которые практически невозможно;

+ минимальные сроки изготовления – благодаря применению современного высокоавтоматизированного скоростного оборудования можно существенно сократить сроки изготовления продукции, что для многих заказчиков весьма актуально;

– сдавать средние и крупные тиражи «частями», теряя время и увеличивая технологические отходы на дополнительных приладках;

– сдавать тиражи позже и отодвигать момент получения оплаты за тираж;

– неэффективно загружать площади типографии медленно обрабатываемыми полуфабрикатами;

+ четкое управление себестоимостью изготавливаемой продукции – После того как достигнута договоренность относительно цены на работы, все проблемы, связанные с ее обеспечением лежат на специализированную типографию-исполнителя. Таким образом, типография-заказчик будет четко знать, во что ей обойдется получение того или иного результата;

– значительная вероятность брака при осуществлении редко используемых или непрофильных операций, не отлаженных до автоматизма;

– непредсказуемо время выполнения операций и, как следствие, внутренние затраты на них;

– сложность контроля эффективности малоавтоматизированных операций при применении большого количества ручного труда.

 

В заключение отмечу, что за взаимовыгодной кооперацией – будущее. Имея специализированного партнера с мощным парком оборудования, типография может не бояться брать очень срочные или большие заказы. Типографии могут не только получать максимальную выгоду с тех операций, которые эффективно выполняют на своих машинах, но и не терять прибыли на операциях, которые нерентабельны либо совсем не могут производиться на их собственном оборудовании.

 

Российская полиграфия во многом следует по пути развития западной полиграфии с отставанием на 5–10 лет. И в любом случае уровень специализации и кооперации типографий у нас возрастет. Просто те, кто поймут это раньше и начнут налаживать партнерские отношения с соседними типографиями, опередят выжидающих конкурентов, стремящихся все делать своими силами, несмотря на неэффективность такого подхода. Как бы неприятно это ни звучало, но кризис выполнит свою очистительную функцию и уберет с рынка неэффективные предприятия, работающие по старинке, по устаревшим технологиям. И мы это уже наблюдаем. Выигрывают не те типографии, у которых много разного оборудования, а те, кто может выполнять различные операции (не важно, как: за счет специализированных машин, автоматизации управления производством, своих ноу-хау или высокопрофессионального персонала) более эффективно. А значит, более быстро, качественно и дешево, чем другие.

Марсель Шарифуллин

IMG_5249           в типографии Высшей школы экономики с Марселем


Читать далее