Отзывы на книгу «Три кита эконики»

Продолжаем публикацию отзывов на издание монографии «Три кита эконики» авторов Попова Е.Б., Драгавцева В.А. и Малецкого С.И. Отзывы продолжают поступать авторам и в издательство. Тема вызвала широкий отклик и живой интерес.

 

Книга меня очень интересует, это сгусток новых подходов и мощных практических результатов!

Николай Дмитриевич Тарасенко (д.б.н., профессор генетики, экс-зав. лаб. экспериментального мутагенеза Ин-та цитологии и генетики СО АН, новосибирский Академгородок)

* * *

Добрый день, Виктор Александрович!

Большое спасибо одному из «китов эконики» за возможность ознакомиться с содержанием книги.

Написано легким и доступным языком, на который способны только отдельные Академики!

Мне, как неспециалисту, оказалось доступным понимание сути Эконики и Ваших новых подходов.

Прочитал всё, по диагонали, но — целиком.

Спасибо большое за расширение кругозора и желаю Вам удачи и, особенно, здоровья!!

Алексей Викторович Нащекин (Senior Researcher at Ioffe Institute. Lab. «Characterisation of materials and structures of Solid State electronics»)

* * *

Дорогой Виктор Александрович!

Очень рада, что Вашу книгу поддержали и в России, и за рубежом!

Это дает надежду на изменение к лучшему в отечественной общей биологии и в с/х биологии!

Давно уже пора было «расшевелить» народ…

Всего доброго! 

Юлия Константиновна Гончарова (д.б.н., профессор, зав. лаб. генетики и гетерозиса Федерального исследовательского центра риса, г. Краснодар)

* * *

Спасибо огромное! Начал читать, — это конечно гениально по смыслу и по подаче…

Лев Геннадиевич Тырышкин (д.б.н., профессор генетики, выпускник биофака Новосибирского университета, бывший сотрудник ИЦиГ СО РАН в Академгородке. Сейчас — гл. науч. сотр. ФИЦ Вавиловский НИИ генетических ресурсов растений (ВИР) СПб.)

* * *

Глубокоуважаемый Виктор Александрович!

Искренне признателен Вам за присланную книгу: прочел ее с живейшим интересом. Не являясь специалистом в области селекции растений, я не берусь судить, насколько успешными окажутся прикладные аспекты Вашей концепции, но ее значение для фундаментальной генетики трудно переоценить.

Я полностью согласен с Вами в том, что представления канонической генетики должны быть пересмотрены. Безусловно, речь не идёт о сдаче их в утиль: эти положения и сегодня вполне применимы ко многим конкретным ситуациям. Но далеко не ко всем! Поэтому современная общая генетика должна оперировать новыми фундаментальными положениями, в равной степени охватывающими и канонические и неканонические явления.

 Я абсолютно солидарен с Вами по поводу негативного отношения к старой парадигме. Но я бы уточнил, что главная её ошибка заключается в «обожествлении» ДНК как единственного материального носителя наследственности. Всем ключевым генетическим понятиям была навязана сугубо ДНКовая трактовка, а теперь в связи с развитием эпигенетики возникла огромная терминологическая путаница. У этой путаницы очень глубокие корни, идущие ещё с зачатков дарвинизма. Дело в том, что в соответствии с каноном, любые наследуемые изменения, во-первых, случайны, а во-вторых, обусловлены изменениями в ДНК. Однако здесь смешаны три разных аспекта: наследование изменений, порождающий их фактор, их молекулярная природа. Сейчас уже ясно, что эти аспекты автономны друг от друга, а потому для каждого из них нужна отдельная терминология.

Молекулярные основы наследственных задатков. В настоящее время известно не менее десятка разных механизмов эпигенетического наследования. В каждом из них есть свои наследственные задатки, и они крайне разнообразны по своей молекулярной природе. Но, несмотря на столь огромное разнообразие, можно сформулировать единый принцип их организации: все они имеют бимодулярную структуру.

Отсутствие четкой причинно-следственной связи между генотипом и фенотипом. Такие явления как неполная пенетрантность и варьирующая экспрессивность, описанные ещё в 20-х годах прошлого века, до сих отчаянно нелюбимы многими генетиками, поскольку нарушают красоту канонических представлений и в частности — Центральной догмы. Между тем, вся эта пластичность фенотипа полностью вписывается в существующую в физике концепцию сложных систем. Если коротко, то любая сложная система имеет точки бифуркации, где она способна пойти по одному из нескольких альтернативных путей, а потому пока непредсказуема. Эта непредсказуемость порождает в живых существах флуктуационную изменчивость, охватывающую и случайные ошибки ДНК-полимеразы, и справедливо отмечаемый Вами альтернативный сплайсинг.

 Проблема наследования приобретенных признаков. Идеи Ламарка были нещадно искажены дарвинистами и классическими генетиками. Между тем, при взвешенном подходе возможен синтез ламаркизма, дарвинизма и современной генетики (генетики — в широком смысле, включая эпигенетику).

Очень рад, что вопрос о смене генетической парадигмы поднимаю не только я. Вместе пробивать что-то новое намного легче, чем поодиночке!

Олег Николаевич Тиходеев (Associate Professor, Department of Genetics & Biotechnology, Saint-Petersburg State University, University emb. 7/9, Saint Petersburg 199034, Russia)

* * *

Дорогой Виктор Александрович!

Спасибо за присланные материалы! Очень злободневно!

Всего доброго!

Илья Артемьевич Захаров-Гезехус (профессор генетики, член-корреспондент РАН, Институт общей генетики РАН, Москва)

* * *

Большое спасибо за книгу! Читаю и не могу оторваться!

Очень мощно и убедительно!

Олег Давыденко (член-корреспондент НАН Беларуси)

* * *

Дорогой Виктор Александрович!

Поздравляю Вас с выходом книги, такой важной и очень актуальной, особенно сейчас!

О.А. Разбаш (Гл. редактор электронного журнала «Царьград», член Президиума Общероссийской Ассоциации «Генетическая безопасность России»)

* * *

Здравствуйте уважаемый Виктор Александрович!

Огромное Вам спасибо за Вашу книгу. Очень нужное, своевременное и полезное произведение. Более того, оно написано на языке, который будет понятен и студенту и не специалисту, что очень важно для популяризации науки и ее развития.

Я смотрю на Ваш подход со стороны лим-факторов. И в процессе чтения книги возникли некие соображения, которыми мне хочется с Вами поделиться.

  1. Первый «кит» эконики закон Либиха. На растение во всех случаях (за исключением полностью контролируемых внешних условий) воздейстует много лим-факторов. Согласно эконики с каждым из них «борются» свои генные продукты. Но закон Либиха лишь говорит о том, какой из всех лим-факторов наиболее сильно воздействует. Убрав влияние этого, наиболее сильного, лим-фактора, наиболее сильным становится другой фактор, который изначально был вторым по силе. Ведь бочка Либиха на самом деле не бочка, а та же самая матрешка из множества бочек. И чтобы убрать влияние всех лим-факторов, надо поработать со всеми наборами генных продуктов, которые с ними борются. В очень грубом приближении потенциальное количество только почвенных лим-факторов достигает нескольких десятков.
  2. Из этого вытекает следующее. Ориентация в селекции на крупные природные регионы является слишком грубым подходом. В каждом из природных регионов (зон, подзон и т.п.) слишком много разных лим-факторов. Именно поэтому те сорта, которые, например, вывели в Немчиновке, могут давать очень низкие урожаи даже в 1 км от этого места и даже на соседнем поле. Например, на поле, где испытывали новый сорт кислотность почвы была нормальной, а на соседнем участке она немного повышена. Это означает, что новый сорт на соседнем участке будет сталкиваться с другими лим-факторами, которых не было на его родном участке. Отсюда снижение его урожайности.
  3. Идеальный вариант — создавать сорта под определенные сочетания лим-факторов и распространять (рекомендовать) их на участки с таким же комплексом лим-факторов. На данном этапе развития науки это вряд ли достижимая задача. Но, в то же время, уже понятно, что базироваться на зональных подходах и системах земледелия уже нельзя. Надо переходить на более детальный уровень. Более детальный — это переход от зональных к локальным системам земледелия (ЛСЗ), для каждой из которых теоретически должны быть свои оптимальные сорта. Одним из вариантов (но не идеальным) таких локальных систем земледелия являются в настоящее время т.н. ландшафтно-адаптивные. Получается, что Ваши подходы надо как минимум совмещать с ЛСЗ, а не с зонами и регионами.

К примеру, можно сделать такой эксперимент. Взять Ваш сорт Гренада. Посмотреть, в каких условиях он создавался (или участки, где он себя прекрасно чувствует, и имеет максимальную отдачу при его использовании). Далее, найти аналоги этих участков по всем лим-факторам в стране (или Мире). Это и будут именно те участки, на которые этот сорт нужно распространять, чтобы от него была максимальная отдача. Такую работу надо бы делать для любого нового сорта. В советское время это сделать еще было нельзя (уровень развития науки) (поэтому и были зональные системы), но сейчас уже можно и нужно на это переходить, особенно в свете эконики.

 Я полностью разделяю Ваши идеи и, по возможности, буду стараться везде их пропагандировать. Постараюсь сделать какой-нибудь наглядный пример для демонстрации идеи с районированием сортов по лим-факторам, чтобы его можно было использовать при продвижении принципов эконики.

С уважением и пожеланиями крепкого здоровья!

Игорь Юрьевич Савин (академик РАН, зам. директора по науке Почвенного института им. Докучаева РАН, Москва)

Комментарии: