Специализация и кооперация типографий

IMG_5808

Продолжаем публикацию цикла статей Марселя Шарифуллина — сотрудника Высшей школы экономики, руководителя, который построил оптимальные модели полиграфического производства в двух московских университетах.

В западных странах кооперация среди полиграфических предприятий давно стала нормой. Практически все ведущие типографии так или иначе связаны между собой партнерскими отношениями. Благодаря этому полиграфический бизнес в целом там более успешен, чем в России: каждая типография развивается сама и не мешает развиваться коллегам по цеху. Причем главным преимуществом кооперации является не возможность договориться по ценам (как думают некоторые), ибо при развитом рынке это невозможно, а эффективное использование средств, оборудования, персонала по отрасли. Например, новое оборудование там покупается только после тщательного изучения внешней рыночной ситуации и анализа имеющейся техники и предлагаемых услуг ближайших типографий. Кроме того, обычно еще до инвестиций в новую технику заручаются заказами хотя бы на 50–70 % от плановой загрузки оборудования.

 

В России же рынок пока дикий, и нередки случаи, когда соседние типографии приобретают однотипные высокопроизводительные машины, обрекая тем самым друг друга на постоянный недостаток заказов. Вот и перед последним кризисом многие отмечали переизбыток печатных мощностей в московских типографиях (причем большинство машин имеют примерно одинаковые технические характеристики: формат А2-А1, 4–5 печатных секций). В результате и без того пагубное влияние кризиса усугубилось и некоторым пришлось уйти с рынка или работать на пределе рентабельности, чтобы только поддерживать выплату кредитных платежей. Такой вынужденный демпинг некоторых типографий привел к дальнейшему ухудшению ситуации для всех, создавая пикирующую спираль цен. Хотя если бы предприятия были в партнерских отношениях и имели не дублирующее, а взаимно-дополняющее оборудование, то ситуация могла бы быть другой и живучесть отрасли повысилась бы. Например, обладатели нетиповых машин (формата А0, печатающих УФ-красками, и др.) не имели проблем с заказами.

 

Примеры успешной кооперации мы видим в западных странах, где владельцы типографий договариваются между собой о сотрудничестве и оснащают свои предприятия взаимодополняющими единицами оборудования. Например, один отличается большим парком офсетных печатных машин, другой – высокопроизводительной брошюровочной линией, третий – трафаретным отделочным оборудованием и т. д. Причем в Японии или Германии специализация достигает такой степени, что встречаются предприятия, занимающиеся выполнением лишь отдельных операций и работающие только с заказчиками в лице других полиграфических предприятий. Например, выполняется только шитье книг и отделка блоков, или скрепление периодики на проволочные скобы, или лакирование книжных обложек, или тиснение и т. д. На таких предприятиях установлено самое лучшее высокопроизводительное оборудование, предназначенное для выполнения небольшого набора операций наиболее оптимальным образом. Обычные типографии, конечно же, не могут с ними конкурировать в скорости и качестве выполнения этих операций. Собственно, им это и не нужно, так как разместить эту работу у «профессионала» им обходится дешевле и надежнее. При таком подходе все остаются в выигрыше, экономят на инвестициях, а отрасль растет и развивается. Конечно, все это предполагает высокий уровень доверия между участниками рынка (представить ситуацию, когда узкоспециализированную типографию, например со встроенной УФ-лакировальной линией, оставят без заказов партнеры, имеющие печатные машины, просто невозможно), которого нет в российской полиграфии.

 

Впервые я лично увидел узкоспециализированные типографии в Японии в 2002 году, когда ездил туда по приглашению компании Horizon в составе делегации российских специалистов. В рамках отведенной программы мы объехали несколько типичных типографий в городах Киото и Осако. Увиденное тогда нас сильно удивило. В одной типографии, например, было порядка десяти печатных машин Lithrone 40, три устройства СtР и отсутствовала брошюровочная и отделочная техника. Во второй – порядка 15 малых печатных машин А3 двусторонней печати (Hamada DU34 и Ryobi 3202PFA), несколько устройств СtР, пять многобашенных листоподборочных машин и три четырехкареточные машины КБС. В третьей – вообще не было ничего печатного, зато ее брошюровочный парк не поддавался исчислению. Эта типография находилась в сельской местности среди полей и представляла собой большой двухэтажный ангар (площадью порядка 2000 м2), битком заставленный различными фальцевальными, листоподборочными, клеевыми и другими послепечатными машинами. Причем все эти типографии были загружены работой, а их владельцы хоть и сетовали на демпингующий Китай, но не жаловались на отсутствие заказов.

 

Столь же узкую специализацию и кооперацию я видел совсем недавно в Италии в нескольких типографиях близ Милана. Эти предприятия специализировались на фальцевально-склеивающих операциях, и основу их парка составляли специализированные фальцевально-склеивающие линии Fidia (от трех до пяти на каждом предприятии), предназначенные для производства различных конвертов, папок, плоских и объемных пакетов, интегрального книжного переплета, приклейки скотча и ножевой ударной биговки. Что удивительно, эти высокопроизводительные линии (со средней скоростью работы порядка 10 тыс. изделий в час) не стояли без работы. Владельцы типографий уверяли нас, что редко когда одновременно работает менее двух машин. Меня как специалиста и бывшего директора типографии МГУ, где имелась одна подобная линия (на которую я целый год не мог найти заказов, а затем загрузил с интенсивностью два-три заказа в неделю), это просто шокировало. Почему в Москве всего порядка пяти-шести фальцевально-склеивающих линий и то они неплотно загружены, а в Милане 70 таких линий и все они при деле? Возможно, разгадка кроется в минимизации ручного труда и партнерских отношениях между типографиями Европы: для них ручная приклейка скотча, изготовление папок, конвертов и DVD-упаковки – просто нонсенс, а у нас это нормальное явление.

 

В России большинство руководителей типографий раньше стремились иметь все свое, ведь невысокая эффективность процессов с лихвой компенсировалась управляемостью и предсказуемостью результатов. Еще недавно в стране практически не было полиграфических предприятий, которые бы считали субподрядные работы выгодным бизнесом. Обычно если такие работы кем-то и производились, то лишь как незапланированная дополнительная подработка или «помощь другу», к которой и отношение у обоих участников процесса было соответствующее: дареному коню в зубы не смотрят. Причем при таком взаимодействии встречались и случаи «грязной игры», когда клиенты переманивались от одного партнера к другому. Поэтому до сих пор, уже зная об успешном зарубежном опыте, многие у нас к кооперации относятся настороженно. И даже явно невыгодные работы пытаются делать у себя, теряя в цене, качестве и сроках их выполнения, рискуя лишиться прибыли и клиентов. Основные мотивы при этом: «ничего, что эта операция убыточная, зато наверстаю на других процессах», «заказ невыгодный, зато цепляем перспективного клиента, скомпенсируем недостаточную прибыль на последующих его заказах», «будем отгружать по частям, работать по ночам, но не отдадим этот заказ другим» и т. п. Многие просто не понимают, что при кооперации нескольких предприятий можно сделать прибыльными все операции заказа, сроки выполнения сократятся даже с учетом дополнительной транспортировки, и уговаривать клиента на отгрузку заказа частями не придется. Что хороший партнер не только не уведет клиента, а, наоборот, своей работой накрепко свяжет его с вами как с человеком, держащим слово и выполняющим все вовремя, качественно и недорого. Только где же взять таких партнеров в России?

 

Постепенно ситуация меняется и в нашей стране. Владельцы типографий начинают задумываться о «дружбе с коллегами», рынок становится более цивилизованным, появляются первые успешные примеры кооперативного взаимодействия отечественных типографий. Все чаще на общих мероприятиях и собраниях российские полиграфисты переходят от безрезультативного обсуждения демпинга к вопросам реального сотрудничества. Особенно актуальны специализация и кооперация стали сейчас, в период кризиса, когда перед многими типографиями стоит задача не получения прибыли, а выживания. Я уверен, что пришла пора пересмотреть свое представление о кооперации.

 

В качестве примера таких предприятий можно привести, например, типографию «Постпринт», имеющую большой штат профессиональных сотрудников для выполнения ручных операций: – сборки бумажных пакетов, различных коробок из картона, требующих ручной доработки, приклейки скотча, привязывание ленты или шляпной резинки и многих других операций, с трудом поддающихся автоматизации. Типография «Постпринт» специализируется на изготовлении упаковки любой сложности, POS-материалов, перекидных, квартальных и настольных календарей для других типографий-заказчиков.

 

Или типографию «7БЦ», выполняющую субподрядные работы для «коллег по цеху» по ламинированию, УФ-лакированию, шитью книжных блоков и изготовлению твердых переплетов. Несмотря на такое разномастное, незамкнутое производство, директор этой типографии, Павел Грингаут, уверен в его высокой эффективности. Если услуги предприятия высокопрофессиональны и востребованы, то неважно, что оно не работает с конечными заказчиками. Даже в кризисные времена типографии «7БЦ» гарантирована загрузка от других полиграфических предприятий на несколько дней вперед.

 

В качестве типичного примера специализированной типографии можно привести «Центр переплета и брошюровки» (ЦБП), основной и единственной задачей которой является выполнение субподрядных работ для других типографий. ЦБП оснащен большим парком современного переплетно-брошюровочного оборудования ведущих мировых производителей (Muller-Martini, Kolbus и др.), что позволяет ему принимать заказы на любые этапы брошюровочного или переплетного процесса для изготовления книг и брошюр. Думаю, что подобное по мощности оборудование можно найти лишь в нескольких крупных государственных полиграфкомбинатах, которые практически не работают по субподряду. Благодаря этому, ЦБП способен изготавливать в смену до 10 тыс. книг в твердом переплете, до 30 тыс. прошитых нитками и проклеенных журналов или еще большее количество стандартных брошюр и журналов, скрепленных клеевым бесшвейным способом на холодный, полиуретановый или термоклей. Владельцы этой типографии – Андрей Зарецкий и Люба Карлюк – считают главной ее особенностью ориентированность на выполнение заказов только от партнеров по полиграфическому бизнесу: малых и средних типографий, печатных салонов либо крупных полиграфических предприятий, которым выгоднее выполнять операции в ЦБП.

 

Рассмотрим более подробно, что несет с собой применение специализации и кооперации типографий. Плюсы кооперации и минусы ее отсутствия:

+ существенное расширение спектра заказов, которые типография может выполнить, особенно имея в активе несколько проверенных и надежных специализированных типографий субподрядчиков;

– ограничение круга принимаемых заказов – для типографий разумно не браться за производство не свойственной им продукции, но вряд ли нужно отказываться от заказов с небольшим числом «чужих» операций;

+ сосредоточение на оптимальных технологических процессах, то есть на технологических процессах, которые в типографии выполняют лучше всего, сдавая остальные, менее эффективные, «на сторону». В результате типография может очень хорошо оптимизировать свое производство и по персоналу, и по занимаемой площади, и по загрузке, и по расходным материалам и т.д.;

– изготовление всего у себя на полупрофессиональном оборудовании, силами операторов, выполняющих подобные операции нечасто, а потому и неэффективно, с суммарно высокими затратами на недорогостоящий, но продолжительный труд;

+ максимальный уровень качества – при правильном выборе типографии-субподрядчика заказчик получает самое высокое качество, которое только возможно на современном этапе развития полиграфии. Профильное предприятие, делающее бизнес на субподрядных работах, имеет для этого новейшее и высокоэффективное оборудование, отлаженные технологические процессы, высокопрофессиональных операторов, ежедневно выполняющих десятки аналогичных заказов;

– для каждого вида оборудования, особенно полупрофессионального, есть ряд технологических ограничений, преодолеть которые практически невозможно;

+ минимальные сроки изготовления – благодаря применению современного высокоавтоматизированного скоростного оборудования можно существенно сократить сроки изготовления продукции, что для многих заказчиков весьма актуально;

– сдавать средние и крупные тиражи «частями», теряя время и увеличивая технологические отходы на дополнительных приладках;

– сдавать тиражи позже и отодвигать момент получения оплаты за тираж;

– неэффективно загружать площади типографии медленно обрабатываемыми полуфабрикатами;

+ четкое управление себестоимостью изготавливаемой продукции – После того как достигнута договоренность относительно цены на работы, все проблемы, связанные с ее обеспечением лежат на специализированную типографию-исполнителя. Таким образом, типография-заказчик будет четко знать, во что ей обойдется получение того или иного результата;

– значительная вероятность брака при осуществлении редко используемых или непрофильных операций, не отлаженных до автоматизма;

– непредсказуемо время выполнения операций и, как следствие, внутренние затраты на них;

– сложность контроля эффективности малоавтоматизированных операций при применении большого количества ручного труда.

 

В заключение отмечу, что за взаимовыгодной кооперацией – будущее. Имея специализированного партнера с мощным парком оборудования, типография может не бояться брать очень срочные или большие заказы. Типографии могут не только получать максимальную выгоду с тех операций, которые эффективно выполняют на своих машинах, но и не терять прибыли на операциях, которые нерентабельны либо совсем не могут производиться на их собственном оборудовании.

 

Российская полиграфия во многом следует по пути развития западной полиграфии с отставанием на 5–10 лет. И в любом случае уровень специализации и кооперации типографий у нас возрастет. Просто те, кто поймут это раньше и начнут налаживать партнерские отношения с соседними типографиями, опередят выжидающих конкурентов, стремящихся все делать своими силами, несмотря на неэффективность такого подхода. Как бы неприятно это ни звучало, но кризис выполнит свою очистительную функцию и уберет с рынка неэффективные предприятия, работающие по старинке, по устаревшим технологиям. И мы это уже наблюдаем. Выигрывают не те типографии, у которых много разного оборудования, а те, кто может выполнять различные операции (не важно, как: за счет специализированных машин, автоматизации управления производством, своих ноу-хау или высокопрофессионального персонала) более эффективно. А значит, более быстро, качественно и дешево, чем другие.

Марсель Шарифуллин

IMG_5249           в типографии Высшей школы экономики с Марселем


Читать далее