Вузовские издательства — в горячей «двадцатке»

prodvig

Публикуем по материалам ЛибИнформ интервью с президентом ассоциации Александром Ивановым в полном объеме. Ссылка на ресурс ЛибИнформ при  ссылке на данный материал обязательна.

— Александр Васильевич, какие тенденции в университетском книгоиздании сегодня наиболее заметны?

А. И.: Если рассмотреть промежуток с 2010 г., то мы увидим, что по данным Российской книжной палаты объем по наименованиям учебно-научной литературы, выпускаемой университетами России, увеличился и сегодня составляет примерно 30 тыс. наименований книг в год. Тогда как в былые годы объем университетского книгоиздания составлял и 20 тыс., и 5 тыс. в советское время. Одна из причин такого роста в том, что университеты увеличивают свою публикационную активность не только в научных СМИ, но и за счет печати монографий, учебных пособий, методических указаний.

— Какие университеты выпускают больше всего наименований книг?

А. И.: В прошлогоднем ТОП-20 Российской Книжной палаты (РКП), а всего в России 5700 издательств, на 8 месте — Южно-Уральский государственный университет, на 15 месте — Российский университет дружбы народов. Это о чем-то да говорит! Два вуза занимают место в общенациональном рейтинге. И есть ТОП-10 региональных издательств, где опять же — Южно-Уральский университет, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, Уральский федеральный университет, Новосибирский государственный технический университет, Волгоградский, Забайкальский, Казанский университеты… Сегодня многие вузы занимают лидирующие положения и конкурируют в рейтингах РКП по ассортименту выпускаемой литературы с крупнейшими коммерческими издательствами АСТ, ЭКСМО и др.

— Что позволяет вузам достигать таких высоких позиций?

А. И.: В период с 2005 по 2013 гг. более 100 университетов произвели полное фондоперевооружение и оборудовали свои типографии цифровыми печатными системами, которые способны изготавливать книгу за 5 мин по технологии print-on-demand. Иными словами, был спрос и появилось предложение! Поэтому эти вузы очень много издают: у них поменялась технология печати и произошел мощный скачок. Причем, печатают не только для себя, но и помогают другим университетам.

— Мы сейчас вели речь о наименованиях, а что с тиражами? Как и везде падают?

А. И.: Малотиражная литература, количеством в 10—20—50 экземпляров, — давняя тенденция. Очень мало печатается офсетом, бóльшая часть вузовских книг издается цифровым способом «по требованию». Однако сейчас, в электронном веке, важнее становится наименование, а не тираж.

— Одна из главных проблем в современном книгоиздании — перепроизводство. Вузовское книгоиздание имеет преимущество, ведь здесь легко рассчитать тираж — по числу студентов и коллег автора…

А. И.: Да, это легко делается, но, к сожалению, не делается. Вузовское издательство — заказное и редкий автор рассчитывает свой тираж по количеству своих студентов и научных коллег. Как правило, заказывают «круглые» тиражи: 50–100 экземпляров и т. п. Хотя точные расчеты — в 30–35, даже 38 экземпляров — в последнее время стали попадаться чаще. Но, к сожалению, сознание российского человека еще не перестроилось на эти бизнес-отношения, когда можно рассчитать тираж, напечатать, потом допечатать. Типографиям же выгодны бóльшие, круглые тиражи, 100 экземпляров, а не 38, поэтому никто не ориентирует автора на точный расчет. И страна несет убыток, связанный с производством лишней печатной продукции.

— Какие книги издают университеты: для студентов и преподавателей или выполняют и коммерческие заказы?

А. И.: Коммерческие заказы занимают очень малую долю в производственном плане любого издающего подразделения. В основном издаются книги для учебно-научного процесса: учебные пособия для студентов, методические указания, монографии, поскольку для защиты докторской диссертации автор должен опубликовать монографию по требованиям ВАК. Хотя есть и иные примеры: было время, когда в Политехническом университете 60% оборота составляли внешние заказы. Сейчас, после реогранизации издательско-полиграфического комплекса этого университета и смены руководства, ситуация изменилась и доля внешних заказов резко сократилась. В разных вузах разный процент коммерческих заказов, от 0 до 15%, не больше. Надо понимать, что сама идеология работы госуниверситета не позволяет заниматься коммерцией в полной мере. В госбюджете все проходит через конкурсы, котировки, закупки. План бухгалтерских счетов любого вуза не рассчитан на оперативную коммерческую работу в бизнес-отношениях. Даже если и появляются заказчики, оперативно технологические и финансовые вопросы не решить.

— Как обстоит дело в электронном вузовском книгоиздании?

А. И.: Ситуация прозаически простая. Одно время был всплеск, и министерство говорило, что мы все должны перейти на электронные книги. Но посмотрим, что сейчас происходит в США. Там спад электронного книгоиздания и увеличение бумажного. Латвийская ассоциация полиграфических предприятий на недавнем отраслевом мероприятии в Риге утверждала, что в Латвии также увеличивается выпуск и потребление бумажных книг и сокращается — электронных. К сожалению, электронная книга не получила того действительного развития, которого от нее все ожидали.

— С чем это связано?

А. И.: С тем, что в этой сфере не проводилось государственной политики, одни декларации и призывы! В самом министерстве образования до сих пор нет даже специалиста, отвечающего за это направление. Бизнес подхватил данную идею и возникло много агрегаторов контента (интернет-посредников в продаже доступа к электронным файлам книг). Мы, вузовские издатели, печатаем бумажную версию книги, а pdf-файл этой книги размещаем через агрегаторов в среде Интернет. Пока нет единых данных, которые характеризовали бы этот процесс. Федеральное агентство по печати или Книжная палата должны бы заниматься статистикой, но пока воз и ныне там: в сфере электронного книгоиздания у нас информационное белое пятно.

— А что предпочитают студенты: бумажный или электронный формат?

А. И.: Студенты по-разному отвечают на этот вопрос, по моим наблюдениям 50 на 50.

— Как сказывается на издающих подразделениях политика слияний вузов в крупные конгломераты?

А. И.: Действительно, к одному только Политехническому университету присоединили недавно и ЛМЗ-ВТУЗ (Государственный Санкт-Петербургский институт Машиностроения) и Торговый институт, Финансово-экономический университет сегодня представляет собой четыре университета, объединенных в один, не говоря уже о конгломератах типа Северного федерального университета, Южного федерального университета… Многие издающие подразделения по этой причине сокращают и тем самым утрачивается преемственность. При таких объединениях мы всегда что-то теряем, прежде всего квалифицированные кадры, а не только находим.

— Что бы Вы назвали самой главной проблемой в вузовском книгоиздании?

А. И.: Отсутствие единой торговой площадки в Интернете, куда каждый вуз может выставить свои новинки, а любой житель России — купить. Эта идея проповедуется мной около 20 лет. Сначала она встретила поддержку правительства Санкт-Петербурга, потом забылась. А ведь столицам крайне необходим огромный книготорговый комплекс, скажем, «Студенческий мир», который имел бы свой интернет-портал. В одном только Санкт-Петербурге сегодня учится 380 тыс. студентов, каждый изучает в год по 9–10 дисциплин, это миллионы книг, которые нужны. Государство не решает эту проблему, бизнес тоже не хочет вкладываться в ее решение, потому что окупаемость такого проекта растянется на 5–10 лет.

— А существующие книготорговые площадки?

А. И.: Озон.ру неохотно берет книжки, переговоры с «Лабиринтом» тоже пока в тупике, у «Буквоеда» для университетских книг попросту нет площадей. У меня была целая концепция создания удаленного доступа к печати. Человек находит на портале книгу, в каждом городе России стоит цифровая печатная машина, которая эту книгу распечатывает, — и все: модель работает! Но для ее реализации нужны либо инвесторы, либо государственное решение о финансировании…

— Как же все-таки решаются проблемы вузовского книгоиздания на уровне государства?

А. И.: Госрегулирования как такового нет. Считается, что рынок все рассудит. Раньше в Министерстве образования существовало Управление учебного книгоиздания библиотек и медиатек, которое осуществляло методические функции и функции контроля за всем университетским книгоизданием. Но его ликвидировал экс-министр А. Фурсенко в 2004 г. Теперь вузовское книгоиздание никто не отслеживает со стороны органов федеральной власти, единую политику не выстраивает. Это огромная проблема! Более того. Из закона о высшем образовании исчезло понятие «издательская деятельность». Университету разрешено иметь спортивные комплексы, группы танцев, цирковые площадки, — что угодно, а издательства и типографии даже не упоминаются. Университетским книгоизданием на уровне страны не управляет никто, все решают ректоры конкретных вузов.

— Как строится взаимодействие издательств с библиотеками вузов?

А. И.: Вузовские библиотеки должны быть нашим основным потребителем, а они, как ни странно, потребляют, дай бог, 15% того, что издают университетские издательства. Потому что нет госрегулирования. Никто сверху не сказал, что вузовская библиотека должна комплектоваться в первую очередь книгами издательства этого университета. Поэтому напрашиваются реформы в среде университетского книгоиздания и библиотечного дела, их объединение, создание издательско-библиотечных комплексов. В Казанском федеральном университете такой комплекс уже создан.

— ВУЗИЗДАТу, который Вы возглавляете, удается успешно продвигать своих авторов с помощью кросс-медийных технологий

А. И.: Мы еще только набираем обороты в этом новом качестве. Наши авторы — профессорско-преподавательский состав — нуждаются в информационной поддержке о возможностях кросс-медиа технологий. К сожалению, ряд университетов остановились на том, что просто печатают книги и размещают в Интернете. Мы же пошли дальше: лелеем и продвигаем своих авторов, устраиваем презентации, регистрируем в РИНЦ, ведем переговоры с целью регистрации научных монографий на платформе Web of Science, продвигаем книгу в Интернете, в лучших традициях кросс-медиа, с множеством способов доставки контента до конечного пользователя.

Беседовала Елена Реди

Комментарии: