Кадры… Как решать эту проблему?

Отдав издательско-полиграфической отрасли 40 лет своей жизни, я наблюдал трансформацию системы подготовки специалистов со времен СССР до сегодняшних дней. В 1982 году меня обучали профессии наладчика полиграфического оборудования не за партой, а прямо в типографии. Правда, в то же время я учился в Политехническом техникуме на вечернем… Теперь это называется практико-ориентированный подход. Тогда было другое государство и другая идеология. Мы считали, что овладеть профессией или специальностью первично, заработать же деньги, будучи профессионалом можно всегда.

В 90-е и позже, в нулевые, система образования продолжала работать благодаря в основном старой гвардии преподавателей и руководителей, для которых «учить» было не бизнесом, а самовыражением, делом всей жизни. Сейчас, видя на экране какого-либо коуча или блогера, которые несут порой несусветную чушь, сводящуюся к одному простому тезису «заработай деньги вместе со мной», я понимаю, что времена изменились. Качество перестало быть признаком успеха. Продажами и только продажами измеряется та или иная личность. Не случайно самая востребованная специальность сегодня менеджер по продажам. И не случайно телереклама призывает нас только к одному – купить! При этом не важно – кто, где и с каким качеством будет производить товар.

Однако не об этом моя статья. Меняются времена, меняются люди. Бизнес остается. Откуда взять бизнесу кадры?

Государство поможет? Но на современном этапе это не основная его функция, к сожалению… Да, мы платим налоги и вроде бы вправе требовать подготовки кадров. Однако существуют законы, которые мы не в силах изменить. Законы неписанные. Их хорошо изложил изначально Паркинсон и позже ряд других общественно-политических деятелей. Все сводится к одной простой фразе: «Каков поп, таков и приход!» Если образовательное учреждение любого уровня возглавляет функционер ради местечка под солнцем, то бесполезно ждать от такого руководителя выпуска отлично подготовленных специалистов. Да и не работает, к сожалению, у нас в стране система оценки руководителя ВУЗа или ССУЗа по проценту трудоустройства по специальности выпускников. Нет жесткой обратной связи с отраслью, которая в теории должна диктовать какие специалисты и когда потребуются.

Мы видим, как исчезают целые техникумы и вузы из нашей отрасли…

В Питере многие десятилетия работал Издательско-полиграфический техникум, который пять лет назад был «слит» со строителями и стал частью Академии градостроительства и печати. Хороший бизнес-проект для кого-то, но не для издательского дела и полиграфии. С 2021 года в Академии прекращен прием на специальность «Издательское дело», позже, надо думать, оптимизируют и дело типографское. При этом там же активно развивают «Графический дизайн» – специальность, по которой сейчас только ленивый не учит, ибо есть востребованность. Только будет ли востребован труд графического дизайнера, когда некому будет издавать и печатать результаты его работы?

К Оптико-механическому лицею в 2011 году присоединили Профессиональный лицей полиграфии и книжной торговли. Закупили новейшее полиграфическое оборудование, отремонтировали здание и… рабочих кадров все равно в городе не хватает. Почему? Может потому, что оптикам и фотографам не до печатников и переплетчиков? Или дело в качестве управленческих кадров в этой структуре? 

В Москве более 80 лет успешно работал Московский университет печати. Основной поставщик кадров и научно-образовательный центр в издательском деле и полиграфическом производстве страны. Существовали научные школы – Сафонов, Попрядухин, Раскин, Климов, Наумов, Хмылко, Пергамент, Самарин, Гречихин, и т.д. В 2016 году Университет печати был присоединен к автомеханикам (МАМИ) и стал частью Мосполитеха, который сегодня собираются выселять за пределы МКАД в поселок Коммунарка. Будет ли там построен современный научно-образовательный кампус для студентов и преподавателей пока не ясно. Или в соответствии с четвертой промышленной революцией по Клаусу Швабу политехническое образование в нашей стране уже не понадобится?

Каток оптимизации прошелся и по регионам. Путем объединения многих вузов создавались федеральные университеты, поглощались непрофильные вузы (например, питерский Политех прибрал к рукам Торгово-экономический институт…), филиал Московского университета печати в Санкт-Петербурге стал частью бывшего Института текстильной промышленности. Истории можно продолжать. Вопрос тут в том: какие дивиденды (экономические и организационные) были получены государством от таких решений? Движение ради движения? Ликвидация «слабых» ВУЗов?

Жить надо в той реальности, которая есть. Недавняя встреча представителей отрасли с руководством Полиграфического института Мосполитеха высветила удивительный факт – участники круглого стола сошлись на одном тезисе «кадров не хватает и надо что-то делать». При этом бизнес и образование говорили на разных языках и, кажется, так и не поняли друг друга… Можно долго комментировать итоги этой встречи, но «воз и поныне там».

Новый технологический уклад требует другого образования – междисциплинарного и ориентированного на информационные технологии. При этом крайне важно сохранить практико-теоретическую базу в обучении издателей и полиграфистов и не уйти полностью в цифровую реальность.

Может пора вмешаться реальным отраслям экономики в процесс подготовки специалистов?

Именно с целью ликвидации разрыва между образовательными стандартами и реальными потребностями производств в 2014 году в России начали создавать Советы по профессиональным квалификациям (СПК) по отраслям. При этом курирует все процессы в данной области Российский союз промышленников и предпринимателей во главе с А.Н. Шохиным, который и возглавляет Национальный совет при Президенте РФ по профессиональным квалификациям.

Сделано в этом направлении весьма много. Создано 40 Советов по профессиональным квалификациям по всем направлениям деятельности, утверждено более 1500 профессиональных стандартов. Особое внимание уделено профессиям, от которых зависит безопасность и здоровье граждан. По этой категории независимая оценка квалификации обязательна.

Для того, чтобы определить, какие специальности и для каких типов производств сегодня востребованы и планировать подготовку кадров по ним, необходимо провести как минимум опрос действующих предприятий отрасли. Система образования не может гадать, нужен ли будет через два-три года печатник глубокой печати или нет. Казалось бы, очевидная вещь – потратьте 10 минут и заполните анкету, но… Ежегодный мониторинг, проводимый нашим СПК по заданию Министерства труда, чтобы выявить потребность в новых специалистах, показывает, что типографиям, издателям и книготорговле лень даже ответить на пару десятков вопросов. Слышал от многих уважаемых мной специалистов фразу: «Толку заполнять каждый год какие-то анкеты! Ничего не меняется». Следует отметить, что с таким подходом ничего и не изменится. День сурка будет продолжаться…

Основным шагом, который бы позволил реально повлиять на смену трендов в стагнирующей системе образования может быть допуск Советов по профессиональным квалификациям к системе лицензирования и аккредитации образовательных учреждений. Иными словами, крайне важно, чтобы отрасль смогла управлять количеством и качеством подготавливаемых специалистов. Анализ приема по некоторым специальностям за счет средств госбюджета (2021 год) показал, что по направлению подготовки «Издательское дело» было выделено 140 мест в 12 университетах, по направлению «Технология полиграфического и упаковочного производства» — 216 мест в 8 университетах, по направлению «Полиграфическое производство» 245 мест в 6 ССУЗах. Много это или мало для обеспечения деятельности 26 000 предприятий, осуществляющих издательскую и полиграфическую деятельность?

Подводя итог, хочется верить, что помимо разработки и актуализации профессиональных стандартов на СПК будут возложены функции реальной обратной связи со структурами управления образованием на федеральном и региональном уровнях. Ведь наша отрасль заинтересована, чтобы специалисты были не в министерских отчетах, а на рынке труда. Для этого требуется изменения не только в нормативных актах, но и законотворческая деятельность. Именно отрасль должна выступать заказчиком в подготовке кадров, а не чиновник, определяющий те или иные цифры приема и содержание учебных программ.

Александр Иванов

Читать далее

Публикационная активность — мнение коллег

Как издатели университетской литературы мы внимательно смотрим, что происходит сегодня с научным книгоизданием. Основной акцент в публикационной активности сместился на статьи в различного рода научных журналах. Если еще двадцать лет назад профессор университета подтверждал свою квалификацию выпуском учебных пособий и монографий, то сегодня главное — это научные статьи, желательно в журналах, индексируемых в WoS и Scopus. Статью написать быстрее, да и проще — не надо глубоко раскрывать материал, достаточно кратко исследовать какую-либо тему и изложить результаты. Огромное количество отечественных ученых сегодня заняты этим процессом, мотивированные министерскими установками чиновников. При этом мы не можем утверждать, что именно в последнее время, после введения отчетности по публикациям в научных журналах, в нашей стране идет мощный прорыв в различных областях науки и Россия дарит миру плеяды новых нобелевских лауреатов.

Ниже публикуем ссылку на мнение коллег и приглашаем к дискуссии:

В 2016 году был создан Совет по этике научных публикаций при Ассоциации научных редакторов и издателей. Его появление было связано не только с тем, что в сфере науки имели место нарушения, но и с тем, что после известных «майских указов» они стали носить массовый и изощренный характер. За три года работы Совет смог в полной мере увидеть оборотную сторону публикационной гонки: вал статей, имитирующих научные работы; разного рода фальсификации и фабрикации; приписное авторство; возрождение ролей «батраков» (тех, кто пишет статьи) и «хозяев» (тех, кому пишут) на научной арене.

Читать далее

Ricoh глазами партнеров

Из пункта А в пункт Б можно доехать по-разному: на автобусе, на машине, а можно пройти пешком… Вопрос в том – с какой скоростью и с каким уровнем комфорта вы это собираетесь сделать? В цифровой печати немного иначе – там определяющими являются цена клика (владения) и качество оттиска, плюс к этому надежность оборудования, его ремонтопригодность и возможность печати на не стандартных форматах и материалах. В автомобилестроении мы знаем ряд гигантов индустрии – немецкие авто, шведские, японские, корейские, китайские и даже российские! Все они выполняют свою задачу «из пункта А в пункт Б» и, казалось бы, надо брать то, что подешевле, но мы – потребители – предпочитаем искать то, что получше…

Десять лет назад на выставке полиграфического оборудования и технологий Drupa в Дюссельдорфе компанией Ricoh были представлены первые цифровые промышленные печатные машины pro-уровня. Глобального мощного старта не последовало – в мире уже давно трудились такие компании как Xerox и Canon. Понадобилось несколько лет, чтобы бренд Ricoh для цифровых типографий был обозначен!
Вход на рынок современных промышленных технологий в цифровой печати японского производителя был замечен, но «эффект Ricoh» начал действовать только сейчас – бизнес уже подустал от традиционных «серых» схем по-кликовых контрактов и постоянно растущей стоимости оборудования. Все это объяснимо: идеологию цифровой промышленной печати, разработанную в США во второй половине ХХ века, заменили принципиально другие подходы японских производителей.
Для того, чтобы понять в чем разница пришлось побеседовать со «старожилами», работающими на рынке поставок «цифры» более четверти века. Дилеры крупнейших брендов видят ситуацию «изнутри», а когда это дилеры сразу нескольких брендов, то они могут сравнивать плюсы и минусы. Здесь важен даже не опыт конкретных типографий – здесь важен опыт в обслуживании сразу множества заказчиков, ибо объективная статистика вещь упрямая.

«Свои первые деньги я заработал с Ricoh! — рассказывает Михаил Кондрусев (компания «ТОР»), — Шел 1992 год. Компания «Фотрел» производила закупки копиров в Англии. Это были аналоговые машины, работавшие по принципу прямой передачи изображения – никакой компьютеризации тогда не существовало, оригинал засвечивался и текст передавался прямо на селеновый барабан. Ricoh занимала среднюю нишу в рыночном сегменте скоростных копиров до 50 страниц в минуту. Конкуренция в начале 90-х была слабая. Тогда в России еще только зарождалась сама цифровая печать и производителей были единицы (как, впрочем, и сейчас! (автор)…».
Тут следует пояснить, что именно в конце прошлого века, в период массового внедрения настольных издательских систем и всеобщей компьютеризации возник устойчивый бизнес по продаже и сопровождению печатной техники в России – от маленького принтера до мощных систем. Сама технология была инновационной и передовой не только у нас, но и в мире. Пытливые умы сразу поняли, где будущее и изучали технические и технологические особенности быстро и надолго. Те, кто смог утвердиться на этом рынке, успешно работают и сейчас.

Несколько интервью, полученных от руководителей «Юнит-Продакшн», «Техносервис», «ТОР» и «Копия-Сервис» раскрыли некую завесу тайны Ricoh на рубеже веков и его феномене развития. Как справедливо заметил один из директоров Александр Пунегов: «В начале 90-х годов доминирующим был бренд Xerox, который еще со времен СССР работал в нашей стране по государственным контрактам и оборудование поставлялось с комплектом запчастей и расходных материалов. Однако, конкуренции с этим брендом, продавая Ricoh, мы не испытывали по одной простой причине – цена на Xerox была выше, а характеристики хуже». Тут можно добавить одно – Xerox действительно не мало потрудился над своим брендом и возможностями оборудования: все знали в начале нулевых, что промышленные печатные системы для полиграфии производят только в США. Однако, реальность всегда меняется, меняются и лидеры. Как справедливо замечено в одной бизнес-пословице: «Если ты встал, то тебя обошли»…

В процессе разговора с Александром Александровичем выясняется, что срок службы, скорость печати, функциональные возможности принтеров и копиров Ricoh были существенно лучше. При этом, что касается «тяжелой» цифры, американцы были в то время впереди и у них не было конкурентов.
«Ряд преимуществ печатной техники Ricoh в легком и среднем сегменте очевиден, — поясняет А. Пунегов, — надежность, низкая стоимость владения, широкий спектр характеристик. Это позволяло конфигурировать оборудования для большого круга задач – дополнительные авто-податчики, дуплексы, опции… Ricoh изначально ставил перед собой гораздо больше требований по функциональности оборудования – если это был сканер, то это сетевой сканер с более широким набором возможностей, чем у Kyocera и Canon. Даже на начальном уровне машины более функциональны!»

Еще один не маловажный момент отмечали опытные поставщики оборудования – аппараты менее требовательны к качеству и плотности бумаги. К сожалению, на сегодняшний день производство бумаги у нас не всегда отличается заданными параметрами. Ricoh в этом отношении всеяден – оборудование менее прихотливо и не «зажевывает» бумагу. Естественно, что партнеры Ricoh говорили прежде всего в сравнительной степени, когда вспоминали этапы становления японского производителя на российском рынка с конца прошлого века.

«Мы все помним, что изначально Xerox не продавал оборудование, а продавал копии, — рассказывает Александр Александрович, — то есть сдавал его в аренду. Только когда на рынке появились конкуренты из Японии, в 80-е годы, именно тогда Xerox понял, что его монополия на ксерографию закончилась и начал продавать машины. При этом система была жесткой – если заказчик печатал больше, чем оговаривалось в контракте, то его принуждали брать более дорогое оборудование».

«Началось все с торгового дома «Мицуи», — вспоминает Елена Вострикова (компания «Юнит Продакшн»), — через них была налажена схема поставок оборудования Ricoh. Позже появились другие компании – МВ, Энерджи и т.д. Мы работаем сейчас с Konica Minolta, HP и Kyocera. Хочу отметить, что даже тогда нас поражала ремонтопригодность Ricoh – возможность по-детальной замены запасных частей и надежность аппаратов. 10-15-летний срок возраста машины – обычное явление. Процент внеплановых поломок Ricoh крайне низок и нет проблем с логистикой и поставкой запасных частей».

Действительно, торговый дом «Мицуи» был первым официальным представительством многих японских производителей на российском рынке. В 1993 году концерн Ricoh принял решение открыть сеть партнеров для официальных поставок и было создано специальное подразделение в «Мицуи». В Санкт-Петербурге появляются компании «Юмакс» и «Сан». В Москве через компанию Зеркало (1993) была организована сервисная поддержка.
Следует заметить, что с промышленными системами Ricoh под брендами «Нашлатек» и «МВ» отечественные пользователи знакомы уже давно. Как правило, дилеры пытались продавать это оборудование по ценам, существенно ниже, чем у конкурентов. Реалии сегодняшнего дня свидетельствуют, что курс Ricoh на «справедливую» цену себя оправдывает – сравнение технических характеристик «тяжелого» печатного оборудования и цен на него с другими брендами говорит о том, что компания динамично развивается, не завышая стоимость для конечного потребителя.

Интересен факт, приведенный одним из постоянных дилеров Ricoh: «Если мы сравниваем стоимость клика, которая состоит во многом из стоимости тонера, то мы получаем по сравнению, например с Konica Minolta более высокую цену на «порошок». Но никто не понимает, что слой тонера у Ricoh меньше почти в два раза! Отсюда и клики получаются одинаковыми, но как это доказать заказчику?».

Отдельная позиция – перемены в техническом сервисе и обслуживании оборудования. Все партнеры подтверждали одно – за последние несколько лет многое изменилось! Логистика стала четкой, все инженеры регистрируются в он-лайн системе Ricoh и могут оперативно решать практически любые задачи, находясь у заказчика. Сервис построен по двухуровневой системе – поддержка партнеров и прямое обслуживание. Мультибрендовые компании, работающие с Kyocera, Canon и Konica Minolta отмечают, что самое мощное техническое обеспечение именно в Ricoh. Это и не удивительно, так как в компании очень хорошо понимают, что средняя и тяжелая техника, продажи которой растут весьма быстро, должна качественно обслуживаться.
111 партнеров обслуживают 83% территории России, 95% запасных частей доступны со склада в Москве и, в случае необходимости, любая деталь может быть доставлена с центрального склада из Европы за 4 дня!
О том, какое внимание уделяется техническому обслуживанию говорит тот факт, что 38% персонала компании – инженеры! Именно в Ricoh внедрили систему по-кликового контракта, отличающуюся от конкурентов: «Честный клик – сколько печатаешь, столько и платишь!».

Из теории систем мы знаем, что система, достигшая совершенства, рушится. Начало XXI века показало, что в таких высокотехнологичных странах, как Япония и Китай, есть производители, которые уже сегодня заявили о себе на рынке полиграфических технологий весьма убедительно. В отчете международного аналитического агентства IDC за 3 квартал 2018 года Ricoh уже занимает долю рынка в сегментах полноцветного среднего и тяжелого печатного оборудования в 54% (продано 11 машин серии С7200 и 4 машины С9200).
Это не случайно. В стране сегодня достаточно затяжной кризис и владельцы типографий ищут пути увеличения прибыли и, например, машина С7200 дает возможность зарабатывать на «пятом» цвете и по качеству печати белым тонером остается вне конкуренции – все аналоги значительно дороже.
Партнеры Ricoh говорят и о том, что уникальное сочетание цены и качества на линейку С9200 позволяет приобрести машину по цене среднего сегмента оборудования с характеристиками тяжелой «цифры». При этом пользователи отмечают опять-таки всеядность машин – можно печатать как на дешевой бумаге, так и не специальной дизайнерской. При этом стоимость отпечатка на С9200 весьма привлекательна!

Коммерческий директор «Техносервис» Игорь Иванович Зиненко на прямой вопрос, кого из автопроизводителей напоминает Ricoh, задумавшись на минуту, ответил: « BMW». С этим утверждением можно поспорить, поскольку автовладельцы знают, что на BMW ездить удобно, но накладно. Немецкие бренды по надежности своих автомобилей сегодня стали сильно уступать не только японским, корейским и тем более «китайскому» Volvo, а начали уже некий откат назад. Имя есть, а вот доверие падает!
Как и куда ехать в мире цифровой печати, решает потребитель, но количество инсталляций промышленного оборудования растет именно там, где реально есть что предложить рынку в современных не простых условиях. Интервью с партнерами показало, что из «пункта А в пункт В» вашего бизнеса цифровое печатное оборудование Ricoh вас доставит с комфортом и вы не будете думать об эвакуаторе.

(с) Иванов Александр Васильевич

Читать далее

Читающий человек — успешный человек!

IMG_19374 апреля 2018 года в Санкт-Петербурге состоялась профессиональная конференция, посвященная Всемирному дню книги и авторского права. Организатор конференции – Комитет по печати Правительства Санкт-Петербурга. Мероприятие проводится ежегодно и привлекает участников не только из России, но и из стран Балтии.

         Открыл конференцию председатель Комитета по печати Серезлеев С.Г. В кратком обращении к участникам Сергей Григорьевич отметил, что в прошлом году Петербург занял первое место, как самый читающий регион России. При поддержке Издательского совета города в 2017 году было издано 676 книг, 110 проектов получили одобрение и финансирование,        65 000 книг было выпущено в подарок первоклассникам к 1 сентября. «Чувствуется потребность в книге и мы это видим по статистике!» — сообщил он.  В этом году от Санкт-Петербурга формируется заявка в ЮНЕСКО на звание «Мировая книжная столица».

         Руководитель Дома писателя Северной столицы Лукин Евгений Валентинович рассказал о проводимых мероприятиях для читателей и писателей нашего города, работе «Книжной лавки» и о планах по открытию второй площадки на Пушкинской улице.

         Заместитель директора ГКУ «Дом писателя» Шамрай А.Г., как лицо ответственное за проведение Петербургского IMG_1942книжного салона 14-17 мая 2018 года привел статистику о том, как прошла книжная выставка в прошлом году и обозначил основной лейтмотив выставки этого года: «315 лет со дня основания Санкт-Петербурга!». Андрей Григорьевич достаточно подробно остановился на предстоящих планируемых мероприятиях и подытожил: «Человек читающий – человек успешный!» — такова основная тема пленарного заседания, после которого откроет свои двери Петербургский книжный салон в 13 часов 14 мая».

         Nikolai Meinert – издатель, журналист, политолог и эксперт по авторскому fullsizeoutput_22e9праву (Таллин, Эстония) – сделал доклад на тему: «Авторское право в условиях информационного общества на примере стран Евросоюза». Рассказав о правоприменительной практике и существующих пробелах в законодательстве стран Европы г-н Мейнерт особо остановился на проблемах с использованием торрентов для скачивания контрафактной продукции – борьба с этим явлением весьма дорогостояща и далеко не каждый правообладатель может позволить себе юридическую защиту. Однако, в Финляндии, — пояснил докладчик, — очень мощные профессиональные союзы журналистов и писателей, которые берут на себя затраты на юридическое сопровождение исков, взаимодействуют с профсоюзами других стран Евросоюза и, как правило, выигрывают процессы. В заключении коллега из Эстонии объявил, что 18 мая на Петербургском книжном салоне пройдет День рок-литературы, будет работать специальный стенд-киоск, а с 18 до 22 часов состоится рок-концерт на Манежной площади.

         IMG_1949Достаточно любопытным было выступление главного редактора журнала Vieraatrannat Olga Pussinen (Хельсинки), которая подробно остановилась на проблеме определения авторства в служебных произведениях в системе образования Финляндии. «Поскольку учебники обновляются каждые два года, — сообщила она, — и создаются часто в школах и колледжах, то есть на рабочих местах, то возникают споры о правообладании. Использование видеоматериалов в образовательном процессе также строго регламентировано авторским правом».

         Далее по программе были сделаны доклады практикующих юристов на темы: «Правовой режим использования электронных копий оцифрованных произведений в библиотеках» — Н.С. Круглова, Библиотека им. Ельцина; «Использование произведений, созданных в соавторстве» и «Актуальные вопросы судебной практики по авторскому праву…» — С.А. Корнилов, адвокат; «Создание системы защиты интеллектуальной собственности в книжной отрасли» — П.А. Катков, преподаватель РГАИС, член Ассоциации юристов России.

         IMG_1954Старший преподаватель юридического факультета Волгоградского филиала РАНХиГС, к.ю.н. Д.В. Кожемякин сделал обобщающий вывод по актуальности основных положений законов об авторском праве применительно к существующему технологическому укладу. В частности, Дмитрий Владимирович указал на то, что основные постулаты Бернской конвенции 1886 года по авторскому праву, применяемые сегодня, устарели по своей общественной сути. Новые информационные технологии и свобода обращения информации уже диктуют свои правила. Это наглядно проявляется в социальных сетях, где пользователи, делая ре-пост той или иной информации без согласия автора фактически становятся нарушителями закона. По мнению докладчика, так продолжаться долго не может: рано или поздно законодательная база будет приведена в соответствие с реалиями общественной жизни.

         В 2019 году профессиональная конференция по данной тематике продолжит свою работу. К числу обсуждаемых вопросов организаторы планируют добавить тему «Современные цифровые технологии печати Book on Demand: возможности дальнейшего роста».

 

А. Иванов

Читать далее

Оказывается оптимизируют не только вузы!

С опозданием, но публикуем ссылку на статью, что происходит с учреждениями среднего профессионального образования…

http://argumenti.ru/society/n570/516647

Читать далее

Доклад в Сан-Диего (2011 г.) «Российские перспективы в университетском книгоиздании»

В России университетское книгоиздание несколько отличается по своим целям и задачам от других стран. Обусловлено это тем, что принципы университетского книгоиздания пока остались неизменными с советского периода. То, что было заложено еще в годы управления страной коммунистической партией – задачи и способы книгоиздания – практически не изменились. Здесь следует пояснить, что речь идет о том, для кого и как работает печатный станок в университетах России.

Конечно же, капитализация страны отразилась на университетских издательствах и типографиях. Если до перестройки большинство вузов имело собственный парк печатного оборудования, то за последние двадцать лет многие от этой нагрузки отказались, правда, сохранив штат редакторов и корректоров. Эти пустые ниши заняли коммерческие и частные типографии. Очень не многие вузы перевели свои типографии на коммерческие рельсы и Политехнический университет Санкт-Петербурга сделал первым шаг в сторону финансовой прозрачности и прибыльности своего издательства и типографии.

Однако, прежде чем перейти к разговору о том, что происходит сейчас в мире цифровой печати в университетах России требуется рассказать о том, для чего выпускаются книги в университетских издательствах. Если в советский период была жесткая цензура и ни один печатный лист не мог быть опубликован без согласования с соответствующими ведомствами, то после 1991 года информационный вакуум книгоиздания России заполнялся с очень высокой скоростью. В те годы можно было за ночь стать миллионером, выпустив обычную книгу.

slajd03На представленном здесь слайде приведена классификация учебной и научной литературы. Как это ни парадоксально, но огромный объем учебного и научного материала для студентов издается силами самих университетов на собственной полиграфической базе. При этом имеет место быть политика малых тиражей – от 30 до 300 экземпляров. Ни о каком гонораре здесь говорить не приходится, это все издается для обеспечения текущей потребности университета в информационных материалах.

Мотивом для издания более чем на 50% литературы является потребность университета соответствовать требованиям Высшей аттестационной комиссии Министерства образования России. Исторически так сложилось, что для защиты диссертации на соискание ученой степени кандидата или доктора наук требуется публикация определенного количества статей и книг. slajd04Эти цифры представлены на слайде. Количество данных публикаций, как и их научное качество являются оценкой научной деятельности ученого в России. Следует сделать вывод, что пока существует общее правило публикации всех своих научных трудов в печатном виде типографии университетов без работы не останутся.

Сегодня в России пытаются внедрить и системы электронного книгоиздания, но пока еще нам далеко до опыта передовых стран в этой сфере. Многие ученые размещают свои публикации в сети интернет, но это все еще делается в порядке частной инициативы авторов и не носит характера обязательного закона для всех.

slajd05На следующем слайде приведено количество университетов России, динамика их роста с 1985 года практически по настоящее время. Показаны как государственные вузы, так и частные, которые начали создаваться в перестроечный период. Сейчас мы имеем достаточное количество университетов – около 1200, из них более 650 – это государственные вузы, созданные еще в советский период.

Динамика численности студентов показывает нам постоянный рост количество обучающихся в университетах и постоянный прирост количества студентов частных вузов. Сегодня во всех университетах России обучается около 7 млн. студентов, или 5% населения.

slajd06

slajd08

 

 

 

 

В то же время на слайде «Население России» мы видим спад численности с начала девяностых годов прошлого века. Этот процесс носит название «демографическая яма». Замечу, что несмотря на заметное снижение массы населения (Россия теряет в год более 500 000 человек) мы видим рост количества студентов. Такой вот парадокс!

По данный Российской книжной палаты – органа осуществляющего контроль за количеством всех издаваемых в России книг – университетские издательства выпускают в год около 30 000 наименований книг и брошюр учебного и научного характера. Это примерно пятая часть всего книжного оборота страны! Нетрудно представить себе размер этого рынка, который к тому же, как показано на слайде, имеет постоянную тенденцию к росту.

Если мы посмотрим как обстоит дело с суммарным тиражом университетских изданий, то мы увидим четкую тенденцию к его снижению и малый удельный вес по отношению к общему тиражу всех книг, издаваемых в стране. Можно сделать вывод, что тиражи университетских изданий падают и весьма существенно.

Данный факт обусловил потребность университетов в цифровой печатной технике. Только за последние 10 лет 65 университетов России установили цифровые печатные устройства и начали их активную эксплуатацию. В этих университетах уже не издают книги «Круглыми тиражами» в 100, 200 и 300 экземпляров, сегодня мы имеем дело с изданием книжно-журнальной продукции теми тиражами, которые реально необходимы, пусть даже это четыре экземпляра.

slajd13Еще один раздел, который представлен вашему вниманию – это раздел «Модель и структура университетского издательства в России». Главный принцип, который отображен на этом слайде гласит – интегрированность. Это означает, что редакционный отдел, издательский отдел, типография и книжный магазин в российском университете – это чаще всего (в большинстве случаев!) – единая хозяйственная структура, единый департамент. Такие структуры у нас носят название «Издающее подразделение высшего учебного заведения (ВУЗа)» или иначе говоря — издательство. Эти структуры осуществляют весь комплекс работ по подготовке к печати, печати, переплету и реализации университетских изданий.

 

slajd14

 

На следующем слайде отображены функции, которые осуществляет университетское издательство. Это деловые связи издательства с бухгалтерией, отделом кадров и складом университета, заказчиками и авторами, а также взаимодействие с другими инженерными службами как внутри вуза, так и вне его. Коммуникации издательства весьма обширны и это хорошо представлено на слайде.

 

 

По типам издающих подразделений можно выделить следующие:

  • не имеющие своего печатного оборудования и производящие печать на аутсорсинге,
  • имеющие офисное печатное оборудования компаний RISO и DUPLO,
  • имеющие оборудование компаний RISO, DUPLO, а также офсетные печатные машины,
  • имеющие полноценную офсетную и цифровую типографии.

При этом важно понимать, что по уровню оснащенности цифровые типографии так же подразделяются на имеющие «легкое» печатное оборудование и «тяжелое» печатное оборудование. Это хорошо показано на представленном слайде.

Таким образом, мы с вами увидели, хотя и поверхностно, что из себя представляют типографии в российских университетах и для чего они нужны сейчас. Выше я уже говорил о том, что 65 университетов оснащены цифровым оборудованием корпорации Ксерокс. Следует сказать, что данная компания имеет очень большой успех в России в плане продаж и обслуживания своего оборудования. Успех основан прежде всего на качественном сервисном обслуживании, системе обслуживания «все включено» и грамотном менеджменте. Такие марки цифровой печатной техники как Canon, HP Indigo, OCE и Codak практически не имеют инсталяций в университетах России. Пользователи у нас (я имею в виду государственные университеты) понимают, что купить можно все что угодно, но потом возникают серьезные проблемы с эксплуатацией купленного оборудования. Интересно будет взглянуть на наш рынок цифрового оборудования лет через десять, когда глобализация расставит все на свои места.

Итак, переходя к следующему разделу «Перспективы» хочу напомнить, что очень быстрыми темпами идет закупка и инсталляция цифрового печатного оборудования. Приведу один факт – еще десять лет назад всего два университета в России имели цифровые печатные устройства (за исключением домашних принтеров, конечно!). В этом году таких вузов будет более семидесяти. То есть, парк оборудования уже существует, работает и я бы хотел остановиться на тех проблемах, которые в краткосрочной перспективе нам придется решать.

Я не буду сейчас рассуждать философскими категориями о будущем цифровой печати, электронной книги, интернет-изданиях и электронных газетах. Думаю, что здесь будет достаточно много об этом сказано. Я остановлюсь как прагматик на практических вопросах, которые волнуют моих коллег по цеху в России.

Прежде всего, это автоматизация производства. На данном слайде представлены существующие системы управления цифровым печатным производством. Хотя у нас и есть ряд внедрений этих систем, но говорить о массовой эксплуатации здесь не приходится. До сих пор стоимость, например, заказа на печать той или иной брошюры менеджеры в России калькулируют кто как может, пользуясь различным программным продуктов типа Exel или Acces. До сих пор диспетчеризацию заказов почти все в наших университетах осуществляют в ручную. До сих пор материальные затраты, затраты на оплату труда и энергию считает человек, а не компьютер. Понимаю, что многое из того, что я перечислил здесь уже решено, но специфика производства в университетах России требует своего программного продукта.

slajd18На следующих двух слайдах разобраны плюсы и минусы двух программных продуктов, которые сегодня есть на российском рынке.

Минусом системы Print Effect является ориентация на крупные полиграфические предприятия, отсутствие поддержки режима цифровой печати Print on Demand. Также отсутствует возможность ввода двух прайс-листов одновременно.

Минусами системы Xerox Docu Share являются:

  • отсутствие русифицированной версии,
  • отсутствие автоматизированной калькуляции заказа,
  • нет складского учета,
  • ориентация на решение технологических, а не производственно-управленческих вопросов,
  • нет возможности совмещать управление так же и другими способами печати.
  • До сих пор еще высокая стоимость программного продукта.

Перспективы развития цифровой печати в университетах России нужно сегодня искать в разработке и внедрении принципиально новой компьютерной системы управления университетской типографией, которая бы состояла из следующих подсистем:

  • подсистема управления складами,
  • подсистема управления заказами,
  • подсистема управления производством,
  • подсистема управления персоналом,
  • подсистема формирования аналитической отчетности.

Так что одна из перспектив развития цифровой университетской печати в России является задача полной автоматизации производственных и управленческих функций.

Перспектива роста парка цифрового печатного оборудования представлена на слайде. Будут происходить как процессы замены традиционного печатного оборудования на цифровое, так и обновление уже имеющегося парка оборудования. По моим оценкам данный процесс не будет в течение ближайших трех лет иметь такого темпа прироста, как это показано на слайде. Это обусловлено тем, что рынок уже подошел к своему порогу насыщения и к тому же правительством Российской Федерации взят курс на сокращение числа университетов в стране.

 

slajd23Следующая перспектива. В России, как уже говорилось выше, существует достаточно серьезная демографическая проблема – население страны уменьшается, наблюдался спад рождаемости в девяностых годах прошлого века, а следовательно постоянно снижается количество выпускников школ. Иными словами – абитуриентов становится все меньше и меньше. Следовательно, возникает борьба за абитуриента – то, что наблюдается в США уже достаточно давно. slajd24Борьба эта будет вестись как с помощью медиа-рекламы, так и с применением персонифицированных коммуникаций. Предвижу, что в ближайшем будущем цифровые печатные машины будут все больше работать не для выпуска учебных книг, а печатать письма и рекламу с применением переменных данных для абитуриентов, студентов и выпускников. То есть произойдет смена продукта цифровой печати. Здесь есть одно «но» — это неподготовленность управленческого персонала наших университетов к таким технологиям. Пока еще студентов всем хватает и никто особо не задумывается над проблемой профессиональной ориентации абитуриентов с применением цифровой печати.

Если университеты в России не будут сокращать, то неизбежно возникнет потребность в использовании персонифицированных коммуникаций. Такая переориентация в цифровой печати в моей стране уже не за горами – уже сейчас количество бесплатных студенческих мест больше, чем количество абитуриентов в стране. Хочу добавить, что все российские государственные вузы имеют план приема на бесплатную форму обучения и, как мы видели на предыдущих слайдах, основная масса российских студентов учится бесплатно.

Перспектива использования электронного текста книг через существующие электронные библиотеки так же достаточно ясно выделяется в российском образовательном пространстве. Конечно, полнотекстовые файлы книг гораздо удобнее транспортировать по сети и предоставлять пользователю электронную версию. Здесь есть только две проблемы – проблемы читабельности и проблема авторского права. Если первая проблема технически решается мировыми учеными уже сейчас с помощью изобретения электронной бумаги и постоянного совершенствования «ридеров» (электронных устройств для чтения), то вторая проблема все еще не решена. Вернее, законодательно все прописано, но практики оптимального применения данного закона еще нет.

slajd25Мы рассматриваем как перспективу формирование баз данных научных и учебных полнотекстовых файлов, их транспортацию через библиотечные электронные консорциумы (например, консорциум университетских электронных библиотек Арбикон, как это показано на слайде), подключение максимального числа пользователей к таким сетям, но еще остаются вопросы финансового характера.

 

 

 

slajd26Поскольку Россия – это очень большая территория, сравнимая по площади с двумя такими странами как США, то проблемы логистики, доставки той же книги адресату существуют. Именно из-за транспортных проблем и труднодоступности некоторых мест, на слайде, который вы видите предложена концепция создания удаленных доступов печати. В различных регионах страны в университетах дооснащаются цифровые мощные типографии, которые через средства интернет подключаются к Глобальному хранилищу научных текстов и через сеть каждый в любом уголке нашей страны может заказать в находящейся рядом типографии университета книгу. Она будет в тот же день напечатана и на следующий день передана заказчику. Подобное сетевое распределение печатных мощностей в университетах различных регионов страны будет наиболее оптимально удовлетворять потребности нашего рынка в возможностях цифровой печати.

В заключении хотелось бы сказать несколько слов о том, что российские перспективы развития рынка цифровой печати во многом зависят от общеполитической ориентации нашего правительства. Современная цифровая типография – это достаточно дорогое и высокотехнологичное оборудование. Цена такой типографии у нас соизмерима с ценой такой же офсетной типографии. Уровень сервиса для пользователя конечно же выше, но не надо забывать, что для Россия сегодня это затратный механизм. Известная аксиома о том, что инвестиции в образования являются долгосрочными и не рассчитаны на сиюминутную прибыль подтверждает мой тезис.

Цифровая печать с использование всех ее плюсов достаточно быстро развивается в России, этот процесс необратим и я надеюсь, что по уровню оснащенности печатным цифровым оборудованием университеты нашей страны в скором времени смогут конкурировать с университетами развитых стран!

 

 

 

Читать далее

Краткие итоги выставки Drupa 2016

Выставка Drupa 2016 завершила свою работу. Как всегда много посетителей со всего мира: самая технологичная отрасль обозначила свои векторы – смещение с печатных средств доставки информации к кросс-медийным технологиям. Организаторы выставки и участники отмечают не только снижение количества посетителей, но и выражают оптимизм для отрасли в мире. 

«Полиграфия постоянно реинвестирует себя и предлагает возможности с высоким потенциалом прибыльности. И это в точности доказала drupa 2016. Экспозиция, размещенная в 19 павильонах выставки, продемонстрировала высокую степень инноваций и убедила полиграфистов в том, что миновало время слёз и больше не нужно хвататься за голову при мысли о будущем», – говорит Клаус Больца-Шюнеманн, председатель Комитета drupa и Совета директоров KBA.

drupa 2016: выставка для тех, кто принимает решения и распоряжается деньгами | На выставке побывало около 260 тыс. человек из 188 стран и порядка 1900 журналистов из 74 стран. Причём, среди посетителей примерно 75% – специалисты, принимающие решения о приобретении оборудования. 54% посетителей приехали на drupa 2016 за конкретным оборудованием; 29% сделали заказ на выставке; 30% планируют сделать заказ после выставки; 60% нашли новых поставщиков.

Изменение количества посетителей (314 тыс. – в 2012 г.) отражает консолидацию полиграфии. Увеличение числа посетителей с полномочиями принятия решений дало положительный эффект. Более половины ожидают хороших темпов развития своих компаний в течение ближайшего года.

«Заказчики, за редким исключением, больше не приезжают на drupa большими делегациями и не рассматривают её как коллективную экскурсию. Теперь на выставку едут топ-менеджеры, преследующие конкретные цели, – говорит Вернер Маттиас Дорншайдт, президент и исполнительный директор Messe Duesseldorf.

Иностранные посетители составляют 76%, что на 16% выше, чем 4 года назад. Основное прибавление произошло за счёт жителей Азии – 17% против 13,6 в 2012 г. Представительство Индии (5% от общего числа посетителей) стало крупнейшим за все годы существования выставки, за ней – Китай (3%). Среди европейских стран лидируют: Италия, Франция, Нидерланды и Великобритания.

(по официальным печатным материалам)

Свои программы для посетителей из России представили компании Yam International, KBA и Фуджи. Краткий фототчет со стендов…

Директор Санкт-Петерубргского филиала Yam International Елена Фадина с руководителями типографий
Директор Санкт-Петерубргского филиала Yam International Елена Фадина с руководителями типографий
И отдыхать умеем!
Директор флексотипографии Михаил Проскуряков
бесплатный кофе от drupa
В центре Дюссельдорфа каждый день варили чудесный бесплатный кофе для всех желающих

 

Восточный вход       на корабле с Yam International

Полный павильон "сувенирки"       Интернационал!

Желаем всем университетским типографиям успехов и обновления парка оборудования и технологий!

 

Читать далее

Специализация и кооперация типографий

Продолжаем публикацию цикла статей Марселя Шарифуллина — сотрудника Высшей школы экономики, руководителя, который построил оптимальные модели полиграфического производства в двух московских университетах.

В западных странах кооперация среди полиграфических предприятий давно стала нормой. Практически все ведущие типографии так или иначе связаны между собой партнерскими отношениями. Благодаря этому полиграфический бизнес в целом там более успешен, чем в России: каждая типография развивается сама и не мешает развиваться коллегам по цеху. Причем главным преимуществом кооперации является не возможность договориться по ценам (как думают некоторые), ибо при развитом рынке это невозможно, а эффективное использование средств, оборудования, персонала по отрасли. Например, новое оборудование там покупается только после тщательного изучения внешней рыночной ситуации и анализа имеющейся техники и предлагаемых услуг ближайших типографий. Кроме того, обычно еще до инвестиций в новую технику заручаются заказами хотя бы на 50–70 % от плановой загрузки оборудования.

 

В России же рынок пока дикий, и нередки случаи, когда соседние типографии приобретают однотипные высокопроизводительные машины, обрекая тем самым друг друга на постоянный недостаток заказов. Вот и перед последним кризисом многие отмечали переизбыток печатных мощностей в московских типографиях (причем большинство машин имеют примерно одинаковые технические характеристики: формат А2-А1, 4–5 печатных секций). В результате и без того пагубное влияние кризиса усугубилось и некоторым пришлось уйти с рынка или работать на пределе рентабельности, чтобы только поддерживать выплату кредитных платежей. Такой вынужденный демпинг некоторых типографий привел к дальнейшему ухудшению ситуации для всех, создавая пикирующую спираль цен. Хотя если бы предприятия были в партнерских отношениях и имели не дублирующее, а взаимно-дополняющее оборудование, то ситуация могла бы быть другой и живучесть отрасли повысилась бы. Например, обладатели нетиповых машин (формата А0, печатающих УФ-красками, и др.) не имели проблем с заказами.

 

Примеры успешной кооперации мы видим в западных странах, где владельцы типографий договариваются между собой о сотрудничестве и оснащают свои предприятия взаимодополняющими единицами оборудования. Например, один отличается большим парком офсетных печатных машин, другой – высокопроизводительной брошюровочной линией, третий – трафаретным отделочным оборудованием и т. д. Причем в Японии или Германии специализация достигает такой степени, что встречаются предприятия, занимающиеся выполнением лишь отдельных операций и работающие только с заказчиками в лице других полиграфических предприятий. Например, выполняется только шитье книг и отделка блоков, или скрепление периодики на проволочные скобы, или лакирование книжных обложек, или тиснение и т. д. На таких предприятиях установлено самое лучшее высокопроизводительное оборудование, предназначенное для выполнения небольшого набора операций наиболее оптимальным образом. Обычные типографии, конечно же, не могут с ними конкурировать в скорости и качестве выполнения этих операций. Собственно, им это и не нужно, так как разместить эту работу у «профессионала» им обходится дешевле и надежнее. При таком подходе все остаются в выигрыше, экономят на инвестициях, а отрасль растет и развивается. Конечно, все это предполагает высокий уровень доверия между участниками рынка (представить ситуацию, когда узкоспециализированную типографию, например со встроенной УФ-лакировальной линией, оставят без заказов партнеры, имеющие печатные машины, просто невозможно), которого нет в российской полиграфии.

 

Впервые я лично увидел узкоспециализированные типографии в Японии в 2002 году, когда ездил туда по приглашению компании Horizon в составе делегации российских специалистов. В рамках отведенной программы мы объехали несколько типичных типографий в городах Киото и Осако. Увиденное тогда нас сильно удивило. В одной типографии, например, было порядка десяти печатных машин Lithrone 40, три устройства СtР и отсутствовала брошюровочная и отделочная техника. Во второй – порядка 15 малых печатных машин А3 двусторонней печати (Hamada DU34 и Ryobi 3202PFA), несколько устройств СtР, пять многобашенных листоподборочных машин и три четырехкареточные машины КБС. В третьей – вообще не было ничего печатного, зато ее брошюровочный парк не поддавался исчислению. Эта типография находилась в сельской местности среди полей и представляла собой большой двухэтажный ангар (площадью порядка 2000 м2), битком заставленный различными фальцевальными, листоподборочными, клеевыми и другими послепечатными машинами. Причем все эти типографии были загружены работой, а их владельцы хоть и сетовали на демпингующий Китай, но не жаловались на отсутствие заказов.

 

Столь же узкую специализацию и кооперацию я видел совсем недавно в Италии в нескольких типографиях близ Милана. Эти предприятия специализировались на фальцевально-склеивающих операциях, и основу их парка составляли специализированные фальцевально-склеивающие линии Fidia (от трех до пяти на каждом предприятии), предназначенные для производства различных конвертов, папок, плоских и объемных пакетов, интегрального книжного переплета, приклейки скотча и ножевой ударной биговки. Что удивительно, эти высокопроизводительные линии (со средней скоростью работы порядка 10 тыс. изделий в час) не стояли без работы. Владельцы типографий уверяли нас, что редко когда одновременно работает менее двух машин. Меня как специалиста и бывшего директора типографии МГУ, где имелась одна подобная линия (на которую я целый год не мог найти заказов, а затем загрузил с интенсивностью два-три заказа в неделю), это просто шокировало. Почему в Москве всего порядка пяти-шести фальцевально-склеивающих линий и то они неплотно загружены, а в Милане 70 таких линий и все они при деле? Возможно, разгадка кроется в минимизации ручного труда и партнерских отношениях между типографиями Европы: для них ручная приклейка скотча, изготовление папок, конвертов и DVD-упаковки – просто нонсенс, а у нас это нормальное явление.

 

В России большинство руководителей типографий раньше стремились иметь все свое, ведь невысокая эффективность процессов с лихвой компенсировалась управляемостью и предсказуемостью результатов. Еще недавно в стране практически не было полиграфических предприятий, которые бы считали субподрядные работы выгодным бизнесом. Обычно если такие работы кем-то и производились, то лишь как незапланированная дополнительная подработка или «помощь другу», к которой и отношение у обоих участников процесса было соответствующее: дареному коню в зубы не смотрят. Причем при таком взаимодействии встречались и случаи «грязной игры», когда клиенты переманивались от одного партнера к другому. Поэтому до сих пор, уже зная об успешном зарубежном опыте, многие у нас к кооперации относятся настороженно. И даже явно невыгодные работы пытаются делать у себя, теряя в цене, качестве и сроках их выполнения, рискуя лишиться прибыли и клиентов. Основные мотивы при этом: «ничего, что эта операция убыточная, зато наверстаю на других процессах», «заказ невыгодный, зато цепляем перспективного клиента, скомпенсируем недостаточную прибыль на последующих его заказах», «будем отгружать по частям, работать по ночам, но не отдадим этот заказ другим» и т. п. Многие просто не понимают, что при кооперации нескольких предприятий можно сделать прибыльными все операции заказа, сроки выполнения сократятся даже с учетом дополнительной транспортировки, и уговаривать клиента на отгрузку заказа частями не придется. Что хороший партнер не только не уведет клиента, а, наоборот, своей работой накрепко свяжет его с вами как с человеком, держащим слово и выполняющим все вовремя, качественно и недорого. Только где же взять таких партнеров в России?

 

Постепенно ситуация меняется и в нашей стране. Владельцы типографий начинают задумываться о «дружбе с коллегами», рынок становится более цивилизованным, появляются первые успешные примеры кооперативного взаимодействия отечественных типографий. Все чаще на общих мероприятиях и собраниях российские полиграфисты переходят от безрезультативного обсуждения демпинга к вопросам реального сотрудничества. Особенно актуальны специализация и кооперация стали сейчас, в период кризиса, когда перед многими типографиями стоит задача не получения прибыли, а выживания. Я уверен, что пришла пора пересмотреть свое представление о кооперации.

 

В качестве примера таких предприятий можно привести, например, типографию «Постпринт», имеющую большой штат профессиональных сотрудников для выполнения ручных операций: – сборки бумажных пакетов, различных коробок из картона, требующих ручной доработки, приклейки скотча, привязывание ленты или шляпной резинки и многих других операций, с трудом поддающихся автоматизации. Типография «Постпринт» специализируется на изготовлении упаковки любой сложности, POS-материалов, перекидных, квартальных и настольных календарей для других типографий-заказчиков.

 

Или типографию «7БЦ», выполняющую субподрядные работы для «коллег по цеху» по ламинированию, УФ-лакированию, шитью книжных блоков и изготовлению твердых переплетов. Несмотря на такое разномастное, незамкнутое производство, директор этой типографии, Павел Грингаут, уверен в его высокой эффективности. Если услуги предприятия высокопрофессиональны и востребованы, то неважно, что оно не работает с конечными заказчиками. Даже в кризисные времена типографии «7БЦ» гарантирована загрузка от других полиграфических предприятий на несколько дней вперед.

 

В качестве типичного примера специализированной типографии можно привести «Центр переплета и брошюровки» (ЦБП), основной и единственной задачей которой является выполнение субподрядных работ для других типографий. ЦБП оснащен большим парком современного переплетно-брошюровочного оборудования ведущих мировых производителей (Muller-Martini, Kolbus и др.), что позволяет ему принимать заказы на любые этапы брошюровочного или переплетного процесса для изготовления книг и брошюр. Думаю, что подобное по мощности оборудование можно найти лишь в нескольких крупных государственных полиграфкомбинатах, которые практически не работают по субподряду. Благодаря этому, ЦБП способен изготавливать в смену до 10 тыс. книг в твердом переплете, до 30 тыс. прошитых нитками и проклеенных журналов или еще большее количество стандартных брошюр и журналов, скрепленных клеевым бесшвейным способом на холодный, полиуретановый или термоклей. Владельцы этой типографии – Андрей Зарецкий и Люба Карлюк – считают главной ее особенностью ориентированность на выполнение заказов только от партнеров по полиграфическому бизнесу: малых и средних типографий, печатных салонов либо крупных полиграфических предприятий, которым выгоднее выполнять операции в ЦБП.

 

Рассмотрим более подробно, что несет с собой применение специализации и кооперации типографий. Плюсы кооперации и минусы ее отсутствия:

+ существенное расширение спектра заказов, которые типография может выполнить, особенно имея в активе несколько проверенных и надежных специализированных типографий субподрядчиков;

– ограничение круга принимаемых заказов – для типографий разумно не браться за производство не свойственной им продукции, но вряд ли нужно отказываться от заказов с небольшим числом «чужих» операций;

+ сосредоточение на оптимальных технологических процессах, то есть на технологических процессах, которые в типографии выполняют лучше всего, сдавая остальные, менее эффективные, «на сторону». В результате типография может очень хорошо оптимизировать свое производство и по персоналу, и по занимаемой площади, и по загрузке, и по расходным материалам и т.д.;

– изготовление всего у себя на полупрофессиональном оборудовании, силами операторов, выполняющих подобные операции нечасто, а потому и неэффективно, с суммарно высокими затратами на недорогостоящий, но продолжительный труд;

+ максимальный уровень качества – при правильном выборе типографии-субподрядчика заказчик получает самое высокое качество, которое только возможно на современном этапе развития полиграфии. Профильное предприятие, делающее бизнес на субподрядных работах, имеет для этого новейшее и высокоэффективное оборудование, отлаженные технологические процессы, высокопрофессиональных операторов, ежедневно выполняющих десятки аналогичных заказов;

– для каждого вида оборудования, особенно полупрофессионального, есть ряд технологических ограничений, преодолеть которые практически невозможно;

+ минимальные сроки изготовления – благодаря применению современного высокоавтоматизированного скоростного оборудования можно существенно сократить сроки изготовления продукции, что для многих заказчиков весьма актуально;

– сдавать средние и крупные тиражи «частями», теряя время и увеличивая технологические отходы на дополнительных приладках;

– сдавать тиражи позже и отодвигать момент получения оплаты за тираж;

– неэффективно загружать площади типографии медленно обрабатываемыми полуфабрикатами;

+ четкое управление себестоимостью изготавливаемой продукции – После того как достигнута договоренность относительно цены на работы, все проблемы, связанные с ее обеспечением лежат на специализированную типографию-исполнителя. Таким образом, типография-заказчик будет четко знать, во что ей обойдется получение того или иного результата;

– значительная вероятность брака при осуществлении редко используемых или непрофильных операций, не отлаженных до автоматизма;

– непредсказуемо время выполнения операций и, как следствие, внутренние затраты на них;

– сложность контроля эффективности малоавтоматизированных операций при применении большого количества ручного труда.

 

В заключение отмечу, что за взаимовыгодной кооперацией – будущее. Имея специализированного партнера с мощным парком оборудования, типография может не бояться брать очень срочные или большие заказы. Типографии могут не только получать максимальную выгоду с тех операций, которые эффективно выполняют на своих машинах, но и не терять прибыли на операциях, которые нерентабельны либо совсем не могут производиться на их собственном оборудовании.

 

Российская полиграфия во многом следует по пути развития западной полиграфии с отставанием на 5–10 лет. И в любом случае уровень специализации и кооперации типографий у нас возрастет. Просто те, кто поймут это раньше и начнут налаживать партнерские отношения с соседними типографиями, опередят выжидающих конкурентов, стремящихся все делать своими силами, несмотря на неэффективность такого подхода. Как бы неприятно это ни звучало, но кризис выполнит свою очистительную функцию и уберет с рынка неэффективные предприятия, работающие по старинке, по устаревшим технологиям. И мы это уже наблюдаем. Выигрывают не те типографии, у которых много разного оборудования, а те, кто может выполнять различные операции (не важно, как: за счет специализированных машин, автоматизации управления производством, своих ноу-хау или высокопрофессионального персонала) более эффективно. А значит, более быстро, качественно и дешево, чем другие.

Марсель Шарифуллин

IMG_5249           в типографии Высшей школы экономики с Марселем

Читать далее

Картинки с выставки или Drupa 2016

В Дюссельдорфе (ФРГ) продолжает свою работу международная выставка печати и кросс-медиа решений Drupa. До 10 июня в 17 павильонах будут представлены новейшие решения в области печати, постпресс-оборудования и цифровых систем. Заметно уменьшилось количество экспозиций в традиционных способах печати, происходит развитие струйных технологий и 3D print. Главная интрига — новейшая разработка Landa — осталась в прошлом. Экспозиция есть, но ноу-хау только для посвященных.

Такие производители как НР обозначили свое присутствие на выставке гораздо более ощутимым масштабом чем ранее. Xerox и Canon традиционно занимают все те же павильоны, а компания RISO представила прототип струйной цифровой машины, проектная стоимость которой в два раза ниже, чем у конкурентов.

«Офсетчики» сохраняют присутствие, но уже заметно сокращение количества оборудования, представленного на стендах.  За последние десять лет в период насыщения бюджетной массы нефтедолларами Россия закупила достаточное количество оборудования: сегодня заметно меньше русских клиентов, чем в 2012 году.

IMG_5811IMG_5828

Компания Screen (Yam International — дилер компании в России) представила любопытные решения в струйной цифровой печати ротационного типа. Изюминка в том, что стоимость клика составляет справедливую цену (3-4 копейки один клик!) при приемлемом для массового потребителя качестве. При этом стоимость владения также снижены при сохранении надежности и сервиса. Для университетов нашей страны это вполне адекватная замена покопийным контрактам компании Xerox! В этом случае вуз уходит от регулярных ежемесячных платежей, которые не зависят от количества произведенной продукции и, в случае со Screen, в разы снижается себестоимость.

IMG_5794         IMG_5808

Многие из нас ожидали серьезного сокращения рынка как офсетной печати, так вообще полиграфии. Интернет жестко конкурирует с печатными способами передачи информации. Этого не произошло — практически все известные мировые бренды сохранили не столько даже присутствие, сколько показали серьезные шаги в сторону развития различных печатных опций. Всерьез можно будет говорить о «гибели» полиграфии как таковой лишь только тогда, когда исчезнет два поколения, воспитанных на бумажном носителе и, самое главное, будут окончательно решены вопросы глобального покрытия сетью интернет всех территорий и цена пользования сетью будет ничтожной!

Читать далее